Previous Entry Share Next Entry
Женский атлетизм в Древней Греции
tito0107
Оригинал взят у maximus101 в Женский атлетизм в Древней Греции
Существует устоявшееся мнение о том, что рассказы об амазонках являлись вымыслом античных историков, так как нынешнее патриархальное общество не желает считать воинствующих женщин исторической реальностью, не смотря на многочисленные факты свидетельствующие об обратном.

Серию постов об амазонках я хочу начать небольшим рассказом о восприятии древними греками женской физической мощи. Дело в том, что именно представления греков о социальном месте женщин и вытекающем отсюда их облике, лежат в основе многих выводов о невозможности существования амазонок в древности, мол общество у греков было патриархальным (как и у всех индоевропейцев), поэтому подобное безобразие было лишь маркером характеризующим варварство. Считалось (и считается), что воинствующие женщины могли обитать лишь на границах тогдашнего цивилизованного мира вместе с песьеголовыми людьми и прочими вымышленными персонажами. По мысли многих исследователей рассказы об амазонках должны были усиливать контраст между миром греков и враждебным к ним миром варварских племен, древние авторы как будто говорят нам - "смотрите, эти люди такие дикие, что у них воюют даже женщины".

Однако анализ греческих женских изображений 6 в. до н.э. показывает, что могучие воительницы могли присутствовать и на территории исторической Греции - в Аттике и, прежде всего, в Спарте.

Битва Геракла с амазонками, чернофигурная амфора 6 в. до н.э.


Для начала нужно вспомнить, что наиболее почитаемым божеством у греков (особенно в Аттике) была богиня войны Афина. Сам факт, что войну олицетворяло именно женское божество, говорит о многом, причем войну организованную, ведь Афина также и греческая богиня мудрости, что еще более поразительно, ведь мудрость и организованность в патриархальных обществах всегда считались мужскими добродетелями, женщина же мыслилась носительницей темного начала и низких страстей.

Некоторое объяснение этому феномену дает Платон в своем "Критии":
"Ведь даже вид и изображение нашей богини, объясняемые тем, что в те времена занятия воинским делом были общими у мужчин и у женщин и в согласии с этим законом тогдашние люди создали изваяние богини в доспехах, — всё это показывает, что входящие в одно сообщество существа женского и мужского пола могут. вместе упражнять добродетели, присущие либо одному, либо другому полу. "

Могучая Афина громит врагов, чернофигурный килик 6 в. до н.э.


По мысли Платона в древние времена военное дело было также и женским занятием. Хорошо дополняет это мнение облик богини Афины на керамике архаического времени, в 7-6 вв. до н.э. в Греции появляется много изображений людей, прежде всего богов и героев, ранее человеческих изображений у греков почти не было или они были схематичны. Облик богов периода архаики сильно отличается от изображений последующей классики греческого искусства.

Играющие Ахилл и Аякс, между ними стоит богиня Афина, она похожа на деревянный ксоан своими вытянутыми пропорциями, чернофигурная амформа 510 г. до н.э. Здесь можно разглядеть ее массивные плечи и мускулистые руки, уже в 5 в. до н.э. Афину изображали с более женственными формами. В архаический период же еще сохранялось представление об Афине как о суровой воительнице, как тут не вспомнить Платона -  "даже вид и изображение нашей богини, объясняемые тем, что в те времена занятия воинским делом были общими у мужчин и у женщин".



Ниже, мраморная девушка (Кора) с Афинского акрополя, 540 г. до н.э. Трудно не заметь у этой девушки при узкой талии чудовищно развитую мускулатуру плечевого пояса, которому позавидовал бы любой нынешний тяжелоатлет.
Для этой девушки из Афин подходит описание спартанки Лампито в комедии "Лисистрата" Аристофана: "Румяна как и телом как упитанна! Да ты быка задушишь!" - она отвечает без ложной скромности: "Ну еще бы нет! Не зря ж борюсь я, прыгаю и бегаю".
При взгляде на эту статую, понимаешь, что "задушить быка" это не какая-то фигура речи или шутка, а вполне возможная реальность.



Еще одна чернофигурная амфора 6 в. до н.э. из Аттики. Изображение богини Афины здесь целиком не сохранилось, зато хорошо заметна ее рука с бицепсом профессионального культуриста. Можно не сомневаться, что прототипом этих изображений на керамике была статуя (или статуи) Афины в храмах.


Кроме Афины можно вспомнить еще один весьма воинственный греческий женский персонаж - героиню Аталанту (др.-греч. Ἀταλάντη «непоколебимая»), участницу похода аргонавтов, в поединках одна побеждала множество мужчин. Одним из развлечений Аталанты была игра в догонялки со своими женихами, когда она убивала копьем того, кто бежал медленнее нее. Мифы о богатырше Аталанте проистекают из древнего обряда брачного поединка, во время которого жениху, действительно, нужно было победить невесту, и видимо не всегда это занятие легко и позитивно завершалось для него.

Борцовский поединок Аталанты и Пелея, чернофигурная гидрия 550 г. до н.э.


Белый персонаж, что справа, тоже Аталанта, на чернофигурной керамике женщин почти всегда выделяли белым цветом.


Можно подумать, что мужеподобные атлетки - это или дань моде на мужские черты, или неумение изображать женщин вообще. Однако оба эти предположения скорее неверны. Ибо от 6 в. до н.э. дошло множество женских образов с вполне себе женственными формами.

Например, вот суд Париса и несколько богинь, чернофигурная амфора 530 г. до н.э.


Или оплакивание Ахилла, чернофигурная гидрия 560-550 гг. до н.э. Все женщины вполне миловидны и хороши собой.


Сюда же можно добавить сражение Геракла с амазонками, где сии воительницы при всей своей свирепости не изображены мускулистыми культуристками. Чернофигурная гидрия, 530 г. до н.э.


Можно предположить, что греческие художники при изображении людей руководствовались какими-то индивидуальными предпочтениями, так как какая-либо устоявшаяся иконография не прослеживается до времен греческой классики ( до 5 в. до н.э.) В классический период увидеть женщин с гипертрофированными мышцами уже невозможно, этот факт можно расценивать двояко, как рост реалистичности изображений, так и потерю самой традиции женского атлетизма.

Правда, тут есть один хитрый момент, дело в том, что реалистичность греческого искусства лишь кажется таковой, на самом деле все изображения людей в классической Греции излишне идеализированны, мы почти не найдем у греков людей с какой-то нетипичной внешностью, например, очень толстых или наоборот худых. Индивидуальные черты всегда прослеживаются слабо, почти все греческие изображения демонстрируют людей с усреднено идеальными телами. В связи с этим так важны образы именно архаического периода, когда можно проследить если не саму реальность, то хотя бы варианты представления о ней.

Ниже, интересное изображение комастов - участников ритуального шествия в честь бога Диониса. Можно подумать, что мы тут наблюдаем какой-то гомосексуализм, но половина персонажей здесь женщины-гетеры, хотя выглядят они весьма внушительно, не уступая ни в росте, ни в силе мужским участникам вакханалии. Это говорит о том, что сильная женщина у греков была вполне обычным явлением, но, естественно, это изображения специфической женской касты.

Чернофигурная аттическая амфора с изображением комастов и гетер. Ок. 560 г. до н. э.




У спартанцев занятия атлетикой были обязательны как для мужчин, так и для женщин, считалось, что физические упражнения готовят тело женщины к тяготам материнства. Видимо, в Спарте долгое время сохранялись самые архаичные черты общественного устройства дорийских племен. Женщины в спартанском обществе имели существенно больше прав, чем их сестры, например, в Афинах. В Спарте длительно сохранялась полиандрия (многомужество) - женщины там имели право спать и рожать детей от нескольких мужчин, наследование имущества происходило тоже по женской линии, поэтому жители других греческих полисов считали спартанских женщин развратными и корыстными.

Из рассказа Плутарха о Горго - жене царя Леонида (это тот, который из 300 спартанцев)
"Какая-то женщина, видимо, чужестранка, сказала ей: "Одни только вы, лаконянки, властвуете над мужьями". "Да, но одни только мы рождаем мужей", - откликнулась Горго."

Спартанские бегуньи. Бронзовые статуэтки, 6 в. до н.э.


Спартанская бегунья своей позой похожа на подобную фигурку амазонки, практически один в один, только существование спартанских атлеток никем не оспаривается, а вот бытие амазонок почему-то часто отрицается. Отдельный вопрос, почему фигурку с оружием и в шлеме считают определенно амазонкой, ведь никаких надписей на ней скорее всего нет, считается, что любое изображение смертной женщины с оружием это обязательно уже амазонка.


Еще одна бегунья из Спарты 6 века до н.э. с невероятно развитыми икроножными мышцами, любой современный культурист знает, что мышцы голени хуже всего увеличиваются в объеме, так как плохо поддаются тренировкам, огромные мышцы голени показатель высокого класса спортсмена. Справа, еще одна амазонка.


Ниже, одно из ранних изображений амазонки с характерным "скифским" обликом, она уже во фригийском колпаке и с лошадью, чернофигурная амфора 510 г. до н.э. По объему мускулатуры эта амазонка не уступает Аталанте, такой бицепс руки, как у нее, не увидишь даже на изображениях самого Геракла, плюс, чудовищные ноги профессионального штангиста. Справа, стоит еще одна амазонка с впечатляюще развитыми мышцами рук.


На последнем фото, две наездницы амазонки, обе тоже весьма атлетичные. Эти всадницы демонстрируют несколько иной тип вооружения, чем у предыдущих воительниц. Если раньше оружие и доспехи были у всех греческие, то у этих всадниц фригийские колпаки, щиты и копья пельтастов. Считается, что легкая пехота у греков (пельтасты) комплектовалась во Фракии, но оружие фракийцев применялось и в Малой Азии - у лидийцев и фригийцев. С учетом малоазийского происхождения амазонок можно предположить, что эти всадницы имеют не балканское, а именно восточное происхождение.


Напрашивается вывод, что образ атлетичной женщины был весьма популярен в Древней Греции, а для Спарты женщина мечущая копья на спортивных соревнованиях была вообще абсолютной нормой. Вполне допускали греки и женскую агрессию. В силу этого, они не могли воспринимать воинственность амазонок как нечто не имеющее отношение к реальности, наоборот, устойчивость образов женских воительниц, а рассказы об амазонках создавались весь период античности, свидетельствует о реальном опыте контактов греков с женскими военными отрядами.


Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account