Previous Entry Share Next Entry
Читаю Карамзина, "Письма русского путешественника"
tito0107
Про заговор рептилоидов жидомасонов иезуитов:

Ныне поутру, побывав у господина М*, к которому было у меня письмо от князя Д*, я виделся с известным Николаем*, автором и книгопродавцем, живущим в той же улице, где я живу, то есть в Bruderstrasse. Он встретил меня с такого ловкостию, с такою учтивостию, какой бы нельзя было ожидать от немецкого ученого и книгопродавца. «Вас знают и в России, – сказал я ему, – знают, что немецкая литература обязана вам частью своих успехов. Приехав в Берлин, спешил я видеть друга Лессингова и Мендельзонова». – «Благодарю вас», – отвечал он с улыбкою и посадил меня на софе. С путешественником всего ближе говорить о путешествиях: итак, услышав, что я еду в Швейцарию, начал он говорить со мною о тех удовольствиях, которые можно иметь в этой примечания достойной земле, где он сам был за несколько лет перед сим. Но скоро обратил я разговор на берлинский иезуитизм. Надобно знать, что с некоторого времени начали писать в Германии – или, лучше сказать, в Берлине, и Николаи первый подал к тому мысль – будто есть тайные иезуиты, которые всеми силами стараются снова овладеть Европою; будто Калиостро и подобные суть их миссионеры, которые, обольщая легковерных людей пышными обещаниями, порабощают их власти тайных иезуитских начальников и проч. и проч. С сего времени стали везде искать скрытых иезуитов: между учеными и неучеными, между пасторами и солдатами. В сочинениях некоторых писателей нашли что-то иезуитское. Началась ужасная война, и «Берлинский журнал», издаваемый Бистером и Гедике, избран был в театр сей войны. С иезуитизмом слили в одно католицизм; доказывали, что тот и тот из известных протестантских ученых тайно приняли католическую религию; что они опасные люди, и проч. Те, которых наименовали, рассердились и начали браниться или отбраниваться, доказывая, что берлинцы бредят. Все это еще и ныне продолжается.
*Имеется в виду Фридрих Кристоф Николаи (1733-1811)

О изменении русского языка:

В Потсдаме есть русская церковь под надзиранием старого русского солдата, который живет там со времен царствования императрицы Анны. Мы насилу могли сыскать его. Дряхлый старик сидел на больших креслах и, слыша, что мы русские, протянул к нам руки и дрожащим голосом сказал: «Слава богу! Слава богу!» Он хотел сперва говорить с нами по-русски, но мы с трудом могли разуметь друг друга. Нам надлежало повторять почти каждое слово, а что мы с товарищем между собою говорили, того он никак не понимал и даже не хотел верить, чтобы мы говорили по-русски. «Видно, что у нас на Руси язык очень переменился, – сказал он, – или я, может быть, забываю его». – «И то и другое правда», – отвечали мы.- «Пойдемте в церковь божию, – сказал он, – и помолимся вместе, хотя ныне и нет праздника». Старик насилу мог передвигать ноги. Сердце мое наполнилось благоговением, когда отворилась дверь в церковь, где столько времени царствует глубокое молчание, едва перерываемое слабыми вздохами и тихим голосом молящегося старца, который по воскресеньям приходит туда читать святейшую из книг, приготовляющую его к блаженной вечности. В церкви все чисто. Церковная утварь и книги хранятся в сундуке. От времени до времени старик перебирает их с молитвою. «Часто от всего сердца, – сказал он, – сокрушаюсь я о том, что по смерти моей, которая от меня, конечно, уже недалеко, некому будет смотреть за церковью». – С полчаса пробыли мы в сем священном месте; простились с почтенным стариком и пожелали ему – тихой смерти.


Пожалуй, Карамзин прав: никогда русский язык не менялся так быстро, как в 18 веке, за пятьдесят лет - до почти полного непонимания. Ну и конечно, нужно учитывать региональные и сословные различия в языке, которые в то время были очень сильными. Это сейчас они сгладились и русский язык представляет собой монолитную (относительно) и устойчивую систему.

См. также:
"Каким же образом тое отправляется, как себе чрево распарывать..."

Posts from This Journal by “теория заговора” Tag


  • 1
По поводу благочестивого солдата - надо же! А я-то думала, что процесс вымирания православных динозавров с потерею языка на базе русских приходов впервые случился, так сказать, на субстрате эмиграции столетней давности.

Мне рассказывали (сама я не застала, к сожалению) про такого динозавра, который ещё задолго до достижения дряхлости забыл русский почти начисто, а французского так и не выучил. Работал в шахте, там ему язык Расина был без надобности.
Он тоже с удовольствием читал часослов.


c Карамзиным и русским языком всё понятно, многие местные русские говоры для него вообще чужие. Карамзина по молодости со службы увольняли из-за плохого знания русского языка, он больше по немецки тогда говорил.

Это Карамзин, Новиков и прочие единомышленники меняли язык. Сравните язык Карамзина и Фонвизина (я уж не говорю про Радищева). А ведь "Записки русского путешественника" написаны раньше, чем "Недоросль" и "Путешествие из Петербурга в Москву".

"Недоросль" - 1782 г., "Путешествие из Петербурга в Москву" - 1790, Письма русского путешественника - 1791-1792. (Называю годы издания).
Язык Радищева действительно заметно архаичнее языка Карамзина, но тут нужно учитывать, что второй из них младше первого на 17 лет - огромная разница для той эпохи, когда и русский язык и русская культура вообще менялись очень быстро. И, да, Карамзин действительно менял язык, но он стремительно менялся и до Карамзина.

Действительно, напутал с годами.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account