Previous Entry Share Next Entry
Маркес о сталинской архитектуре и градостроительстве
tito0107
"в ГУМе бригада женщин целый день напролет протирает лестничные перила, полы и стены, которые все время пачкает толпа. То же самое в гостиницах, кинотеатрах, ресторанах и даже на улице; но с еще большим усердием это делается в метро, сокровище города. На деньги, истраченные на его переходы, мрамор, фризы, зеркала, статуи и капители, можно было бы частично разрешить проблему жилья. Это апофеоз мотовства.
На семинаре по архитектуре, проводившемся в рамках фестиваля, зодчие со всего мира беседовали с руководителями советского строительства. Одному из них — Жолтовскому — 90 лет. Самому молодому из руководителей генерального штаба архитектуры Абросимову — 56 лет. Это архитектура сталинских времен. Отвечая западным критикам, они выдвигали единственный аргумент: монументальная архитектура следует русским традициям. Итальянцы в своем блистательном выступлении доказали, что архитектура Москвы не соответствует традиционному стилю — это гиперболизированная и приукрашенная фальсификация итальянского неоклассицизма. Жолтовский, который 30 лет жил во Флоренции, несколько раз пытался разогреть свои идеи, но в конце концов вынужден был это признать. И тогда произошло нечто неожиданное: молодые советские архитекторы показали свои проекты, отвергнутые руководителями сталинский архитектуры, — они были великолепны. После смерти Сталина в советской архитектуре веет духом обновления."

"Москва — самая большая деревня в мире — не соответствует привычным человеку пропорциям. Лишенная зелени, она изнуряет, подавляет. Московские здания — те же самые украинские домишки, увеличенные до титанических размеров. Будто кто-то отпустил каменщикам столько пространства, денег и времени, сколько им надо, чтобы воплотить обуревающий их пафос украшательства. В самом центре встречаются провинциальные дворики — здесь сохнет на проволоке белье, а женщины кормят грудью детей. Но и эти сельские уголки имеют иные пропорции. Скромный московский трехэтажный дом по высоте равен общественному пятиэтажному зданию в западном городе и несомненно дороже, внушительней и нарядней. Некоторые из них кажутся просто вышитыми на машинке. Мрамор не оставляет места стеклу, почти не заметно торговой жизни, редкие витрины государственных магазинов — скудные и незамысловатые — подавляет кондитерская архитектура. По обширным пространствам, предназначенным для пешеходов, медленно движется, словно низвергающий поток лавы, все сметающая на пути толпа. Я испытал не поддающееся определению чувство — как если бы впервые очутился на луне, — когда автомобиль, что вез меня в гостиницу, на свой страх и риск двинулся по нескончаемой улице Горького. Я решил, что для заполнения Москвы необходимо по меньшей мере 20 млн. человек, переводчик же сдержанно уверил меня, что в Москве только 5 млн. и самая сложная городская проблема — это нехватка жилья.
Здесь нет обычных улиц. Есть единая система проспектов, которые сходятся к географическому, политическому и сентиментальному центру города — к Красной площади. Транспорт — без велосипедов — пестрый и невероятный. Кадиллак новейшей марки уругвайского посла — у посла США машина старой модели — разительно отличается от русских автомобилей нейтральных цветов, скопированных с американских послевоенных моделей, — русские водят их, будто правят лошадиной упряжкой; должно быть, это традиция езды на тройке. Ровными шеренгами катят они по одной стороне проспекта, подскакивая и на большой скорости, с окраин в сторону центра, внезапно останавливаются, разворачиваются вокруг светофора и несутся во весь опор, словно закусивший удила конь, по другой стороне в обратном направлении. Если вам необходимо попасть на радиальное направление, надо доехать до центра. Лишь когда нам объяснили организацию движения, мы поняли, почему до любого места нужно добираться целый час.
Порой приходится проехать километр, чтобы развернуть автомобиль и очутиться у тротуара с противоположной стороны."

И да, гигантомания - это действительно провинциальный выпендрёж. Архитектура должна быть соразмерна человеку.



Posts from This Journal by “cоветское” Tag

  • 1982

    У Павла Пряникова в "Толкователе" - отрывки из дневника семьи Решетниковых, которые в 1982 г. совершили поездку на машине из Владивостока до Таллина…

  • "У меня пять мужей, четверо умерли добровольно". Но секса у нас не было!

    Это слова Людмилы Ивановой, той самой, которая сказала, что "Секса у нас (в СССР) нет, и мы категорически против этого". Кстати, из контекста…

  • "...когда неизвестна прописка"

    Русские могут иногда подшучивать над одержимостью документами, охватившей страну, но их искренне удивляет то, что иностранцы обходятся без подобной…


  • 1
"Лишенная зелени, она изнуряет, подавляет." Это тогда-то??

"Скромный московский трехэтажный дом по высоте равен общественному пятиэтажному зданию в западном городе ..."
Остается пожелать покойному обретаться в таких пятиэтажных зданиях самому. Здесь действительно можно написать свое имя на потолке без малейших проблем. Количество воздуха соответствующее.

"все сметающая на пути толпа." В Момбасу бы его, что ли ...

"Транспорт — без велосипедов — пестрый и невероятный." Ну и в Лондон заодно, чтобы посмотрел как за двумя ублюдками на велосипедах тянется череда современных автомобилей, и все это считается почему-то улучшением экологии.

"почему до любого места нужно добираться целый час." Ну а в NJ все за углом, как и в LA, Чикаго, Пекине, Шанхае, и т.п.

Да, город должен быть соразмерен человеку. Да, гигантомания - это плохо. Антисоветизм и нежелание понять других вряд ли лучше.

"Антисоветизм и нежелание понять других вряд ли лучше."
Согласен на 100%!

Извините, а этот Маркес - это который?


Который Габриэль Гарсия

Второй фрагмент в целом похож на бред. У меня не получается соотнести его с Московской городской реальностью.

//Здесь нет обычных улиц. Есть единая система проспектов//

Это все равно как человек в Париже прогулялся бы по Елисейским Полям, а потом написал: "В Париже нет обычных улиц. Есть единая система проспектов, сходящихся к площади Звезды".

Да там каждую фразу можно недоуменно комментировать. "На свой страх и риск двинулся по нескончаемой улице Горького" - это вообще перл. Нет слов.

Собственно, за 60 лет почти ничего и не поменялось.

Уродская сталинская архитектура, как я её ненавижу, особенно высотки.

И да, за исключением отдельных действительно очаровательных мест, таких как Коломенское, Москва абсолютно отвратительна, этот город уже навсегда сохранит на себе отпечаток совкового тоталитаризма.

Edited at 2017-08-05 02:49 am (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account