Previous Entry Share Next Entry
Гертген, воспитанник госпитальеров.
tito0107
В тексте есть несколько моментов с которыми я бы поспорил, но мне лень.
Оригинал взят у lilac2012 в Гертген, воспитанник госпитальеров.
Дополняю свой пост - http://lilac2012.livejournal.com/461928.html - исторической справкой

Оригинал взят у agritura в Гертген, воспитанник госпитальеров


"Гертген тот Синт Янс" - оспадя, и не выговоришь. У нас получается «Чем дальше в лес, тем крупнее и толще партизаны - чем более позднего периода нидерландский примитив, тем сложнее у него фамилия.

Как хорошо в давние времена было: "Ян ван Эйк" - коротко и ясно. А у этого, оказывается, даже не имя, а кличка. На самом деле звали его Герард, «Гертген» - значит «маленький Герард», «Герардчик». Тот Синт Янс – «от святого Иоанна», «принадлежавший святому Иоанну». Видимо, он жил при монастыре иоаннитов или воспитывался там. В любом случае, он каким-то образом был связан с иоаннитами, об этом свидетельствует не только его кличка, но и многие его работы, с которыми мы ниже познакомимся.


Считается. что этот скромный юноша в толпе иоаннитов на самой знаменитой картине художника "Сожжение мощей Иоанна Крестителя" - автопортрет художника

Учтите, его нельзя называть «фламандским примитивом» - только «нидерландским», так как родился он и прожил большую часть своей жизни не на Юге (где-нибудь во Фландрии и Валлонии), а в Северных Нидерландах, а именно в Харлеме, столице современной провинции Северная Голландия. Так что его и голландцем вполне можно было бы назвать, вот только голландцами жителей Северных Нидерландов стали называть уже после Нидерландской революции, а до этого пока далеко.
«Нидерландский Вазари» XVII века, Карел ван Мандер, считал, что Гертген был учеником другого харлемца – Альберта ван Оуватера, но, думаю, это всего лишь его предположение, так как попросту на то время были известны только два этих харлемских художника. Не могу сказать, что есть какие-то ключевые совпадения стилей в работах этих двоих, они похожи ровно настолько, настолько сходны друг с другом картины всех Северян.

В любом случае, обоих упомянутых художников можно считать родоначальниками того, что позднее назовут голландской живописью.


Гертген тот Синт Янс "Воскрешение Лазаря" (1475-80). Лувр, Париж. 127х97 см.
Мастеру было меньше 20! Обратите внимание - если сравнить с работой Альберта ван Оуватера, здесь совсем иная трактовка: все происходит под открытым небом, и фигура Христа не является вторичной, он очевидно доминирует. Правда, как и у ван Оуватера, мы видим воскрешенного поднимающимся из каменной гробницы, а не выходящим из пещеры, как его чаще изображали.


Вся биография Гертгена покрыта мраком забвения, только картины его могут говорить за него, да и то немногое.
О жизни его известно очень мало. Знаем мы точно, что жил он катастрофически не долго – что-то около 28 лет. Его ранняя смерть – действительно настоящая катастрофа для искусства; ведь в его немногочисленных сохранившихся картинах очевидны задатки гения. То наследие, которое мы имеем – вполне зрелые, самобытные работы, как для молодого человека 25-28 лет, а ведь Рогир ван дер Вейден, к примеру, только в 27 поступил в обучение к Роберу Кампену.


Церковь Святого Иоанна, построенная иоаннитами в Харлеме в XIV веке, существует до сих пор. Монастырские постройки почти не сохранились, а храм стоит. Правда, сейчас здесь не служат, тут расположен архив.

Родился Гертген примерно в 1460-1465 годах, предположительно в Лейдене (40 км от Харлема). В то время эпицентр культурной жизни был на Юге, все значимые художественные школы находились в Брюсселе, Брюгге, Генте и Турне. Ван Мандер может быть прав, и Гертген вполне мог быть учеником Оуватера, однако он мог обучаться и в Южных Нидерландах. В архивах Брюгге упоминается некий художник «Герард из Харлема», это может быть наш парень.


Геррит Беркхейде. "Харлем. Площадь Старого рынка" 1696

Северные «Нижние земли» тогда пребывали в некоторой «заброшенности», они позднее присоединились к Бургундскому герцогству, да и географически находились дальше от блистательного герцогского двора. Основная часть нидерландских примитивов так или иначе была связана со двором герцога Филиппа Доброго – мецената и покровителя искусств, ведь основной расцвет их пришелся на период его успешного 45-летнего правления. Герцог умер в 1467, когда Гертген был еще совсем маленьким, еще 10 лет правил его сын Карл (человек спартанских привычек, который, по всей видимости, к живописи был равнодушен), потом 5 лет – внучка, Мария Бургундская - и все, Бургундское герцогство кончилось, так что творчество Гертгена расцвело уже после падения роскошного Бургундского дома, во времена Габсбургов.

Кроме того, Харлем находился в эпицентре длительного политического конфликта – так называемой «Войны крючков и трески». Это было противостояние бюргерства и аристократии, а заодно и драчка бургундцев с графами Голландскими. По всей видимости, это не могло не сказаться на экономике северной части Нидерландов, поэтому в тот период с искусствами и ремеслами здесь какое-то время было намного хуже, чем на Юге. Разборки начались еще в середине XIV века и закончились только в конце XV. Последние вооруженные столкновения произошли в 1491 году, когда художник уже вероятно умер (а умер он примерно в 1490-м). Причина смерти нам не известна, не исключено, что он погиб во время описанных столкновений, ведь его родной Харлем был вовлечён в конфликт.


Неизв. XVII в. "Подвиг ван Шаффелара"
Драматический эпизод "Войны крючков и трески". Когда во время одного из сражений 1484 года "Крючков" (аристократов) осадили в крепостной башне поселка Бранневельд, они решили капитулировать. Представители "Трески" (бюргерства) согласились только при одном условии - осажденные должны убить своего командира. Те отказались, и тогда командир, офицер Ян ван Шаффелар (1445 – 1482), решил пожертвовать собой, чтобы его товарищи могли спастись - он бросился с колокольни церкви. Погиб не сразу, его добили. Так что страсти тогда кипели нешуточные. То ли еще будет!

Вероятно, в буре исторических потрясений погиб не только Алтарь иоаннитов работы Гертгена, но и некоторые другие его работы.

Пару слов и об иоаннитах скажу. Думаю, вам сразу понятно станет, о ком идет речь, если я вам напомню другие названия этого ордена – госпитальеры. А еще – родосские рыцари, а потом – мальтийские (так их и сейчас называют); сначала они в Святой земле обитали, где была основана их первая церковь и резиденция, еще во времена Крестовых походов, потом их вытеснили на Родос, а в XV веке турки изгнали их и оттуда. Так их занесло на Мальту, где они обитают до сих пор.



Мне посчастливилось побывать на Родосе, я видела крепость госпитальеров (восстановленную по большей мере, но очень удачно), у меня была пара постов о госпитальерах, кому интересно, можете почитать. Напомню, что в XII веке были основаны сразу два знаменитых военно-монастырских ордена (для охраны и помощи пилигримам, путешествовавшим в Святую землю) – госпитальеров (иоаннитов) и тамплиеров (храмовников). Первый существует до сих пор, второй был уничтожен еще в начале XIV века, так как развил очень успешную банковскую деятельность, раздражавшую папу и Французскую корону.


Карел ван Мандер в своей книге пишет: "Кроме того, в Большой церкви Харлема, на южной стороне, есть еще одна его картина, сильно и прекрасно написанный вид этого здания". Судя по всему, речь идет об этой самой картине. Она и ныне на том месте, как я понимаю.

С творчеством Гертгена я тогда и познакомилась, когда заинтересовалась госпитальерами: купила книгу «Крестоносцы» и увидела там иллюстрацию – картину Гертгена тота Синт Янса «Сожжение останков Иоанна Крестителя». Еще тогда обратила внимание на меткие, остросатирические изображения «врагов» - похлеще, чем у Босха.


Гертген тот Синт Янс "Сожжение останков Иоанна Крестителя", после 1484. Исторический музей, Вена

Если говорить о стиле Гертгена (можно я его и дальше буду так называть? А то нет сил с этими всеми «тот», «этот», «Синд»…., «Сингх»…, «Сим»….), то он вполне узнаваем. Ни один художник не рисовал своим персонажам таких смешных голов правильной яйцевидной формы. Причем, у него особенно почему-то пострадали женщины. На одной картине у него может присутствовать и тетечка с абсолютно условным, игрушечным личиком и идеально-овальной головой, и «злодюга»-язычник с прекрасно выписанной морщинистой физиономией, на которой можно рассмотреть каждую седую щетинку на подбородке.



Да, при первом беглом взгляде на работы Гертгена именно эти «неумело» написанные тёти в глаза и бросаются, вся картина из-за них кажется забавной и до смешного наивной, но я рекомендую вам не полениться и остановить взгляд на отдельных деталях, и вы получите огромное удовольствие от живописи Гертгена.

Давайте этим и займемся – разберем его картины на отдельные пазлы.

Думаю, надо начать с главной его работы - "Сожжение останков Иоанна", репродукция чуть выше.
Это была часть большого полиптиха, всего лишь одна его створка. Створка была двусторонней, и обе части ее сохранились и сейчас экспонируются в Вене в разделенном виде. Внутренняя сторона - "Оплакивание", мы ее тоже разберем ниже. Ван Мандер написал свою книгу в 1603 году, и уже тогда он сообщает, что сохранилась только эта единственная створка. Остальные части алтаря были разрушены либо во время иконобрческих бунтов 1566 года, либо во время осады испанцев 1573-74 года, когда погибли не только предметы искусства, но и большая часть населения многострадального Харлема - они умерли от голода.




Заказчики-госпитальеры. Их одеяния украшены мальтийскими крестами. На самом художнике (если это действительно он, вот он справа) креста нет - он не был членом ордена, хоть и жил при монастыре. Обратите внимание на кости в руках рыцарей - бедренная кость и палец. Считается, что во время сожжения мощей Иоанна Предтечи христианам, присутствующим при варварском действе, удалось похитить несколько фрагментов мощей.

Госпитальеры в отдаленных командорствах ордена в то время уже не носили рыцарских лат, у них были вот такие обычные, "не рыцарские" постные лица и вполне будничная одежда. Их отличали только черные плащи с белыми крестами - они и сейчас носят такие (орден функционирует до сих пор). Совершенно очевидно, что лица иоаннитов художник писал с натуры, это реальные члены ордена, имен которых мы не знаем. Лица этих персонажей очень отличаются от гротескных физиономий язычников на картине (фрагмент с ними вынесен во главу поста)

Написание этой картины для алтаря было, вероятно, связано с очень важным для ордена событием - обретением десницы (ладони без пары пальцев) Иоанна Предтечи в 1484 году.

Основная резиденция рыцарей тогда еще находилась на Родосе. После взятия Константинополя турками в 1453 году Родос оставался последним христианским оплотом на Восточном Средиземноморье. Турецкий султан Баязид Второй заигрывал с госпитальерами, так как ему нужна была военная поддержка в борьбе за трон с собственным братом Джемом. Говорят, он заплатил им большую сумму денег и подарил мощи, хранившиеся до тех пор в Стамбуле. Многие христианские святые почитаемы у мусульман, и турки после захвата Константинополя бережно хранили в казне султана ладонь Иоанна (мусульмане его звали Яхья) .

Десницу святого не постигла судьба костей дожа Энрике Дандоло. Он был погребен прямо в храме Святой Софии в 1205 году, и во время переоборудования собора в мечеть, османы попросту выбросили его кости собакам. Вполне заслужено, я считаю - ведь именно он был инициатором разграбления Констонтинополя крестоносцами в 1204 году; правда, надгробие его сохранилось.

О злоключении мощей Иоанна следует рассказать отдельно. Как известно, после того как Иоанн Креститель был обезглавлен, голову его преподнесли "заказавшей" его Иродиаде. В евангелиях упоминается только один факт - тело Иоанна было погребено его учениками (по преданию - в Севастии-Самарии), этот эпизод мы видим на картине:


.
Согласно более поздним богословским трактатам (апокрифам), Иродиада долго глумилась над мертвой головой, колола ее кинжалом и втыкала в язык булавки, после чего приказала выбросить ее на свалку. Но добрая служанка Иоанна, супруга начальника дворцовой стражи, забрала голову и спрятала ее в укромном месте, вот:



Помните, где мы уже видели спрятанную голову? Правильно, на "Алтаре двух Иоаннов" Ханса Мемлинга. Там голова спрятана в нише в стене и не сразу заметна:


Фрагмент "Алтаря двух Иоаннов" Ханса Мемлинга, 1494 (на 10 лет позднее)

С тех пор глава Иоанна начала путешествие отдельно от тела.

Практически идетичные фрагменты "главы" (лицевая часть без нижней челюсти) сейчас хранятся во Франции (якобы из Константинополя) и в Италии (неясного происхождения). Фрагменты черепа сохраняются и в мечети Омейядов в Дамаске, причем там для нее выстроили шикарную гробницу:


Гробница с частицами главы Иоанна Предтечи в мечети Омейядов в Дамаске

Еще одна глава захоронена в Нагорно-Карабахском монастыре Гандзасар. Некоторые фрагменты черепа хранятся в Греции на Афоне.

А что же с телом, нас оно даже больше интересует?

Во времена правления Юлиана Отступника (племянника христианского императора Константина Великого), вновь активизировались язычники - ведь сам Юлиан поклонялся старым богам. Могилу Иоанна в Севастии вскрыли, останки извлекли и сожгли, а  пепел развеяли по ветру. Этот эпизод Гертген как раз и изобразил на своей картине.


Развеивание пепла


Особенно хорошо у художника получился вот этот колоритный гад. На лопатке мы видим подвздошную кость, часть крестца, бедро и 4 ребра.


Эту же сцену изобразил и Мемлинг на упомянутом алтаре, но у него мощи выглядят не как кости, а как свежий труп:



Повторюсь, христианам, тайно затесавшимся в толпе, якобы удалось выхватить несколько фрагментов, так мощи начали свое путешествие по миру. Есть еще более радикальные версии: мол, накануне сожжения христианами было похищено все тело Иоанна, а вместо него подложили другого мертвеца.

По другой легенде, десницу забрал еще евангелист Лука, он перенес ее в Антиохию, а в Х веке она была перевезена в Константинополь, затем Баязид передал ее родосцам, потом они стали мальтийцами и подарили ее Павлу І, который, как известно, оказывал им покровительство. После революции 1917 года десницу из России вывезла императрица Мария Федоровна, и сейчас она находится в Черногории. Интересно, что еще в XVI веке фрагмент десницы (одна кость) вернулся в Турцию, он экспонируется сейчас в музее Топ-Капы:



В результате всего этого "мощетворчества", в разных храмах и обителях на сегодняшний день хранится 11 указательных пальцев Иоанна Крестителя и много других "дублированных" частей тела.



Оборотная сторона створки - "Оплакивание"


Гертген тот Синт Янс "Оплакивание", 175х139 см, после 1484. Исторический музей, Вена

На заднем плане мы видим два опустевших креста, на третьем еще висит казненный. Мертвого разбойника буквально утрамбовывают в яму головой вниз:



Ван Мандер описывает сцену Оплакивания так: ""Лица же святых жен выражают такую скорбь, что изобразить это чувство сильнее было бы невозможно". И это правда!:



Удивительно, что при всей "неправильности" и условности в изображении лиц, Гертген умудряется передать весь накал и драматизм эмоций!

Помните, как писал слезы Рогир ван дер Вейден? У него были ручьи слез. У Гертгена - это просто град!:



Действующих лец знаете? Четыре Марии (Богоматерь, Магдалина (в тюрбане), Зеведеева и Клеопова - родственницы первой), Иосиф Аримафейский (в зеленом - знатный иудей, тайный последователь Христа, упросил Пилата отдать тело для погребения сразу и предоставил купленную для себя гробницу, купил саван), Никодим (с черной бородой - еще один тайный последователь из фарисеев, принес бальзамы и благовония для погребения), Иоанн Богослов (в красном плаще - любимый ученик Христа, призванный опекать Марию).


Два моих любимых персонажа картины: Иосиф Аримафейский и слуга, несущий плащаницу-саван. Особенно прекрасен слуга!


ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО КАРТИН


"Иоанн Креститель в пустыне", 1490, Берлинская картинная галерея, 42х38 см

И опять Иоанн! На этот раз не очень большая картинка. Иоанн тут просто очаровательный - задумчивый, но немного забавный. Потрясающий пейзаж на заднем плане - кликните и рассмотрите в деталях, это чудесно! Для "оживления" пейзажа Гертген нарисовал птичек в небе.


Фрагмент


"Поклонение младенцу", 1490-е, Лондонская национальная галерея. 34х25 см

Это "Мистическое рождество"  "по святой Бригитте": младенец появился сам собой, минуя родовые пути, и сиял в темноте. На заднем плане ангел, сообщающий пастухам о рождении Христа, тоже светится:



Это очень необычная работа и весьма новаторская. У Гертгена впервые появляется "караваджийская" светотень (хоть сам Караваджо еще не родился). При всей его типичной "яйцеголовости" героев, свет показан мастерски. Позднее нидерландские художники очень полюбят вот это ночное освещение:


П.П. Рубенс "Старуха с жаровней" Дрезденская галерея, 1616, 116х92 см



Гертген тот Синт Янс "Прославление Богоматери", прим. 1490. Роттердам, Музей Бойманса — ван Бёнингена. 24,5х20,5

Тоже очень необычная работа. Мария - "Жена, облечённая в солнце" из "Откровения Иоанна Богослова", она попирает поверженного дракона. Вокруг нее - хоровод ангелов, играющих на музыкальных инструментах. Кликните, очень необычно выглядит при увеличении. Целый симфонический оркестр старинных инструментов!




Возм. Гертген тот Синт Янс "Муж скорбей", 1490-е. Музей собора Екатерины, Утрехт. 34,5х24 см.

« Нет в нем ни вида, ни величия… который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице своё; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились.
(Ис. 53:1-3) »


Гертген тот Синт Янс (?) "Мадонна с младенцем", 1487 Берлинская картинная галерея


Гертген тот Синт Янс "Поклонение волхвов", 1480-85, 91.6 × 71.8 см. Амстердамский музей

Мавр Бальтазар у него получился черным, как сапог. Иосиф тут совсем не старый. И обут он в деревянные шлепанцы, которые в Нидерландах надевали поверх хорошей обуви, чтобы защитить ее от слякоти.


Гертген тот Синт Янс "Святая родня", 1480-85, Амстердамский музей (кликабельно)

В синем одеянии - Мария с младенцем Христом, слева - ее мать Анна. Позади Анны - ее муж Иоахим (отец Марии, он более пожилой) и Иосиф, земной супруг Марии. Справа - Елизавета, кузина Марии, мать Иоанна Предтечи. Сам Иоанн сидит у нее на ручках и тянется к Христу. Справа стоит в черном плаще - Мария Саломея Зеведеева, возможно, дочь Анны от ее первого мужа (т.е. сводная сестра Марии Богоматери). Полубоком, в розовом плаще сидит Мария Клеопова. Она была то ли дочерью, то ли женой Клеопы, брата Иосифа. По другой версии - еще одна сводная сестра Девы Марии. Играющие мальчики на заднем плане - Симон (Петр), Иосиф и Иоанн (два последних - братья, сыновья Зеведея), будущие апостолы. Мужчины у алтаря - Алфей (или Клеопа), Зеведей и Захария (отец Иоанна Крестителя). Свечу зажигает Иуда Фаддей (возм. сын Клеопы).

Отдельного упоминания и похвалы заслуживают пейзажи Гертгена. Пусть это пока не отдельные картины, а только фон, но их уже можно брать в рамку и вешать на стену:














Так что Гертген - по-настоящему первый голландский пезажист. Их потом будет много, но только через 150 лет.

Удивительный, очень самобытный художник. Как жаль, что он так мало успел!



Мою книгу "Фламандские примитивы" можно заказать в печатном варианте или скачать на Ридеро, электронные версии на "Озоне", "Амазоне" и "Гугл-книгах".


Posts from This Journal by “Нидерланды” Tag


?

Log in

No account? Create an account