tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Categories:

О распространении инноваций "снизу" и "сверху"

Продолжу цитировать американский дневник П.П. Свиньина.
Вот запись от 18 ноября 1811 г.:
В Бостоне, тому 10 лет , тому никто не знал зонтиков – один жид начал первый носить его во время дождя. Наперед, все над ним смеялись – мальчики бегали и шикали его. Но один благоразумный и весьма уважаемый человек, увидя пользу его, последовал жиду, и таким образом теперь зонтики в таком потреблении, что все их имеют. Мальчики, арабы (т.е. негры – tito), торговки, все, даже верхом ездят с ними, и от солнечного жару также потребляют зонтики.

Думаю, таков основной путь распространения новых веяний в моде и вообще инноваций. Сначала некое новшество появляется где-то на периферии социума, у аутсайдеров и вызывает резкое неприятие у всех прочих членов общества. Затем человек, занимающий высокое место в иерархии замечает и перенимает инновацию. Почему он это делает? Почему другие не переняли, а он перенял? Наверное, потому, что заимствовать у того, кто стоит на дну-две ступеньки ниже на социальной лестнице – беспонтово, грубо говоря. Перенимая что-то у низших, ты приравниваешь себя к ним. А вот когда разрыв большой – он слишком велик для того, чтобы носитель высокого статуса мог стать на одну ступень с «омега-самцами» в представлении общества. Все его увлечения будут восприниматься как чудачества большого человека. Как говорили в викторианскую эпоху (а может и раньше): он так богат, что может позволить себе быть оригинальным. Дескать мы-то не так богаты, если будем делать что-то не так как все – того гляди в изгои запишут.
Поэтому законодателями моды зачастую становились короли. И потому короли зачастую строили для забавы бутафорские деревни. Понятно, что если бы дом в «народном вкусе» построил для себя мещанин, купец, или мелкопоместный дворянин, окружение решило бы, что у него просто нет денег, чтобы строить «как у господ». А уж монарха, или его приближенных в нехватке средств не заподозришь. Наоборот, «с жиру бесятся» (как-то сразу всплывает Л.Н. Толстой и его увлечение пахотой).


Деревня в Шантийи.


К. Росси. Проект деревни Глазовой, 1815.
А затем, инновация, освященная высоким рангом перенявшего ее обладателя, начинает распространяться сверху вниз по общественной лестнице. Тут уже перенимают не оттого, что с жиру бесятся, а наоборот, потому, что жира не хватает, а большими казаться хочется.
Примеров бесконечно много. И «народничество» и движение хиппи зародились в среде молодежи из «высоких» социальных групп, а затем распространились вниз. Иногда роль «альфа-самца» может взять на себя популярный актер, или иная какая «звезда». А иногда прорываются из «грязи в князи», потому, что какой-то князь решил, что «в грязи что-то есть».
Вернемся к нашему «жиду». Порой случается, что «омега-самец» у которого доминант позаимствовал инновацию тоже начинает стремительно подниматься по социальной лестнице. Но, к сожалению, а может, и к счастью, такое бывает редко.
Маленькая дискуссия в журнале  trafaretiki, которая отчасти вдохновила меня на написание этого сообщения.
Старый пост, отчасти перекликается с этим
Tags: 18 век, 19 век, Америка, Европа, архитектура, биология, диалог культур, искусство, искусствометрия, история, культура, мода, народное искусство, наука, общество, обычаи, примитив, психология, случайность, стили, стилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments