tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Categories:

О расизме и ксенофобии в историческом аспекте

Вчера, когда я цитировал П.П. Свиньина, одно слово в его записках слегка смущало меня. Догадались, какое? Правильно – «жид». Ибо антисемитизмом попахивает. Сразу вспоминается один из моих любимейших русских поэтов:

«По гребле, со взглядом угрюмым
Проходит оборванный жид…»


Думаю, опубликовал бы Алексей Константинович такие строки в наши дни – рисковал бы попасть под суд за «разжигание».
Но есть ли там антисемитизм? Что, если жид еврей – действительно не с иголочки одет, и взгляд у него угрюмый? Вот и «Ворд» про экспрессивную окраску талдычит…

Это я к тому, что бывает ксенофобия «ложная», так сказать и «истинная».

Вот и Свиньина современные рецензенты обвиняют в «отсутствии политкорректности» (см. здесь и здесь). И то правда.
Взять хотя бы такую фразу:

Для меня не может быть ничего отвратительнее, как видеть маленьких негров, особенно девчонок, кои беспрестанно встречаются: словно чертенята!

А вот он описывает свои впечатления от посещения негритянской методистской церкви:

Тусклый свет свечей, страшные лица и светящиеся, как искры глаза африканцев, на нас устремившиеся – невольно навевали какой-то страх, который еще более умножился, когда они завыли ужасными голосами. Я думал, что нахожусь в царстве Прозерпины – между всеми страшилищами света.


Богослужение в методистской церкви.



На плантации.
Думаю, если в Штатах издадут записки Свиньина, эти места купируют.

И тем не менее, расистом он не был. Наоборот, проявления несправедливости по отношению к «афроамериканцам» его возмущали:

Здесь черные еще в большем пренебрежении, чем в Филадельфии, чему беспрестанно можно видеть примеры. Белый сызмальства почитает себя выше черного: дети в играх не общаются, и вы никогда не увидите на улице детей черных и белых, резвящихся вместе. В почтовых каретах, где всякой имеет одинаковое право заплатя деньги, чёрный не может сидеть в карете с белыми, а занимает место с кучером. На станциях он обедает, и ужинает и завтракает в особой комнате. Привычка все поправляет, и они не чувствуют своего унижения; но наш бедный Глод, забыв в России состояние свое приехал сюда, и ни один белый не хотел садиться с ним вместе, по обыкновению не допущали его в общество белых, тогда-то он почувствовал тяжесть своего положения, и естьли б должен был остаться здесь - был бы самый нещастный человек.

«Глод», о котором идет речь – негр Клод Гэбриэл, повар с американского корабля «Президент Адамс», поступивший в 1810 г. на службу при дворе Александра I. В 1812 г. он приезжал в Америку, чтобы забрать свою семью. Свиньин оказывал ему помощь и поддержку в этом деле.
Разумеется, негры молодому русскому дворянину кажутся необычными и даже страшными. Но это можно понять. Увидели бы вы людей, допустим, с синей кожей – интересно, сумели бы сохранить спокойствие? Впрочем, арапов, в России воспринимали исключительно как экзотику. Помните, у Грибоедова: «Да как черна, да как страшна…»? Но мысль о том, что человек должен терпеть унижения только из-за того, что у него другой цвет кожи для прогрессивных русских людей была неприемлема и 200 лет назад.
Разумеется, я дворян, и Свиньина в частности, не идеализирую – крепостники и все прочее. Но это – уже отдельный разговор.

Хороший пост по теме Картинки я взял оттуда.
Tags: 19 век, Америка, США, графика, диалог культур, искусство, история, книги, ксенофобия, культура, расизм обычаи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments