tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Categories:

Конец истории?

Герцен излагает взгляды Милля:
"На каком основании
будить спящего; во имя чего обрюзгнувшая личность и утянутая в мелочь -
вдохновится, сделается недовольна своей теперешней жизнию с железными
дорогами, телеграфами, газетами, дешевыми изделиями?
Личности не выступают оттого, что нет достаточного повода. За кого, за
что или против кого им выступать? Отсутствие сильных деятелей не причина, а
последствие.

Точка, линия, после которой борьба между желанием лучшего и
сохранением существующего оканчивается в пользу сохранения, наступает
(кажется нам) тогда, когда господствующая, деятельная, историческая часть
народа близко подходит к такой форме жизни, которая соответствует ему; это
своего рода насыщение, сатурация; все приходит в равновесие, успокоивается,
продолжает вечное одно и то же - до катаклизма, обновления или разрушения.
Semper idem не требует ни огромных усилий, ни грозных бойцов; в каком бы
роде они ни были, они будут лишние, середь мира не нужно полководцев.

Чтоб не ходить так далеко, как Китай, взгляните возле, на ту страну на
Западе, которая наибольше отстоялась, на страну, которой Европа начинает
седеть, - на Голландию: где ее великие государственные люди, где ее великие
живописцы, где тонкие богословы, где смелые мореплаватели? Да на что их?
Разве она несчастна оттого, что не мятется, не бушует, оттого, что их нет?
Она вам покажет свои смеющиеся деревни на обсушенных болотах, свои
выстиранные города, свои выглаженные сады, свой комфорт, свою свободу и
скажет: "Мои великие люди приобрели мне эту свободу, мои мореплаватели
завещали мне это богатство, мой великие художники украсили мои стены и
церкви, мне хорошо, - чего же вы -от меня хотите? Резкой борьбы с
правительством? Да разве оно теснит? У нас и теперь свободы больше, нежели
во Франции когда-либо бывало
".
Да что же из этой жизни?
Что выйдет? Да вообще, что из жизни выходит? А потом - разве в
Голландии нет частных романов, коллизий, сплетней; разве в Голландии люди не
Любятся, не плачут, не хохочут, не поют песни, не пьют скидама, не пляшут в
каждой деревне до утра? К тому же не следует забывать, что, с одной стороны,
они пользуются всеми плодами образования, наук и художеств, а с другой - им
бездна дела: гран-пасьянс торговли, меледа хозяйства, воспитание детей по
образу и подобию своему; не успеет голландец оглянуться, обдосужиться, а уж
его несут на "божью ниву" в щегольски отлакированном гробе, в то время как
сын уж запряжен в торговое колесо, которое необходимо следует
беспрестанно вертеть, а то дела остановятся.
Так можно прожить тысячу лет, если не помешает какое-нибудь второе
пришествие Бонапартова брата.
От старших братии я прошу позволение отступить к меньшим.
Мы не имеем достаточно фактов, но можем предположить, что животные
породы, так, как они установились, представляют последний результат долгого
колебанья разных видоизменений, ряда совершенствований и достижений.
Эта
история делалась исподволь костями и мышцами, извилинами мозга и струйками
нерв.
Допотопные животные представляют какую-то героическую эпоху этой книги
бытия, это титаны и богатыри, они мельчают, уравновешиваются с новой средой
и как только достигают довольно ловкого и прочного типа, начинают типически
повторяться, и до такой степени, что Улиссова собака в "Одиссее" похожа, как
две капли воды, на всех наших собак. И это не все: кто сказал, что животные
политические или общественные. живущие не только стадом, но и с некоторой
организацией, как муравьи и пчелы, что они так сразу учредили свои
муравейники или ульи? Я вовсе этого не думаю. Миллионы поколений легли и
погибли прежде, чем они устроились и упрочили свои китайские муравейники
.
Я желал бы уяснить этим, что если какой-нибудь народ дойдет до этого
состояния соответственности внешнего общественного устройства с своими
потребностями, то ему нет никакой внутренней необходимости, до перемены
потребностей, идти вперед, воевать, бунтовать, производить эксцентрические
личности.
Покойное поглощение в стаде, в улье - одно из первых условий сохранения
достигнутого.
До этого полного покоя мир, о котором говорит С. Милль, не дошел. Он,
после всех своих революций и потрясений, не может ни устояться, ни
отстояться, бездна дряни наверху, все мутно, нет ни этой китайской
фарфоровой чистоты, ни голландской полотняной белизны. В нем множество
неспетого, уродливого, даже болезненного, и в этом отношении ему предстоит
действительно на его собственном пути еще шаг вперед, Ему надобно приобрести
не энергические личности, не эксцентрические страсти, а частную мораль
своего положения. Англичанин перестанет обвешивать, француз - помогать
всякой полиции, этого требует не только respectability, но и прочность
быта".


Tags: 19 век, Европа, история, общество, эволюция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вторая прикрепленная.

    Для начала прочитайте вот эту запись и вот эту. А сейчас добавление к ним. 1.В связи с тем, что в личных сообщениях и в комментариях все чаще…

  • Русь уходящая

    Когда смотрю сериалы про английскую провинцию типа "Отца Брауна", или "Мидсомерских убийств", очень обидно становится за…

  • 10 врагов русского исторического города

    Со всем, в общем, согласен, но запрещать - не наш метод)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment