tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Categories:

"Эх, полным полна коробочка..." Потому, что есть нечего


Офеня разводит лохов.)
Картина Н.А. Кошелева, 1865 г. Оцените обстановку крестьянского дома.


Раз уж пошла в моем журнале «блатная» тема, то грех не обратиться к истокам. А исток блатного жаргона, фени – язык офеней. Не единственный, конечно источник, уже в начале 20 века едва ли не большую часть воровского лексикона составляли слова из цыганского и еврейского языков.

Чего только не пишут об офенях! В них видят потомков финно-угров, тюрков. Есть версия, что их предками были греки и даже евреи, пришедшие на Русь после распада Византии (отсюда – «Афинский» язык, как он назван у Срезневского).
Есть попытки связать феню с тайным языком казаков, участвовавших в восстании Болотникова:

«Первые сведения о некоем особом бродячем языке восходят ко временам восстания Болотникова. Тогда взбунтовавшиеся казаки и крестьяне - прежде всего их связные - общались друг с другом при помощи особого языка - "отвернеца". О существовании этого тайного языка написал в своих записках служивший в России в 1601-1630 годах голландец Исаак Маасс. Кроме названия об этом языке нам ничего не известно. О нем же упоминал служивший при русском дворе англичанин Ричард Джеймс, но и он подробных сведений об этом языке не собрал. Мы можем только предполагать, что к моменту поселения офеней во Владимирской губернии их язык уже около ста лет существовал и развивался».

Вот так. О языке ничего не известно, но «мы можем предполагать»


Предполагать мы, конечно, можем что угодно. Например, что офени – потомки атлантов, на пути с затонувшего острова во Владимирскую губернию основавших Афины.
Или как вам такая схема развития офенского языка:


Отсюда
Между тем, суровая реальность такова: первые записи слов «офенского» языка относятся к концу 18 века. Сведения о самих бродячих торговцах из Владимирской губернии не на много древнее. Будучи упертым скептиком я склоне полагать, что и офенская торговля, и, скорее всего, язык появились максимум за несколько десятилетий до этого времени.
Что этому способствовало? Ответ, на мой взгляд, однозначный: перенаселение нечерноземных губерний: Владимирской, Костромской, Ярославской. В 16-17 стоелтиях население этих мест, похоже, быстро росло: как число поселений, так и число дворов в них. Средняя населенность двора тоже увеличивалась. К началу 18 века экологический ресурс был почти исчерпан. «Дерьмово-подзолистые» почвы Нечерноземья просто не могли родить больший урожай. В 1719 г. в уездах, вошедших впоследствии в Ярославскую губернию, было 76 049 дворов,
в будущих костромских уездах – 77 682 двора,
во владимирских уездах – 74 738 дворов.

Средняя населенность двора тогда составляла 7,6 человека. При этом естественно далеко не все были учтены. Скажем, Я.Е Водарский полагал, что недоучет составил 25%. Так, что полагаю, для того, чтобы узнать общую численность населения в уездах, число дворов можно умножать на 10. (Могу провести и более точный подсчет, но для целей данного поста это не требуется).
А в 1785 г. в Ярославской губернии было 740 900 жителей,
в Костромской - 815 400 жителя
во Владимирской - 871 050 жителей.

данные отсюда
То есть, если рост и имел место за 70 лет, то очень незначительный. За этот период общая численность населения в пределах территории петровского времени выросла почти в два раза.
Исчерпание ресурсов отчасти объясняет и уменьшение среднего роста рекрутов: за 18-й век почти на 5 см.
Выходов из сложившейся ситуации было два: либо совершенствовать сельскохозяйственные технологии, либо искать какие-то новые занятия, позволяющие прокормиться.
Ставка была сделана в основном на второе решение. Часть крестьян оставалась на месте и занималась различными промыслами, часть – уходила в «отход», т.е. на заработки в города, в частности, в Москву и Петербург.
Владимирские крестьяне (их часть) стали бродячими торговцами – офенями. Причем, география, которую охватывала их торговля была очень широка: от западных (польских и юго-западных губерний) до Сибири. Кстати, чем они торговали? В первую очередь лубками и иконами, которые писали крестьяне Палеха, Холуя и Мстеры. Существовали целые деревни, специализировавшиеся на писании икон и деревни, большинство мужчин в которых были офенями.
То же касается и других народных промыслов. Большинство из них зародились как раз в Нечерноземье. Есть было нечего, вот и выкручивались как могли.


Обратите внимание на одежду коробейников и покупателя.

И коснусь офенского языка. Для чего он вообще был нужен, объяснил разносчик из владимирской губернии, один из информаторов Срезневского (1839 г.): «Наше дело такое, ходим по чужим местам. Не ровён случай; под ин час надо товарищу что ни есть сказать так, чтобы свой брат только и понял. Как по татарам, или по молдаванам, али по немцам ходишь, ну, так и по-русски выкидываешь; а ходишь по русским землям, по-русски уж и непригодно говорить».
Понятно. Не обманешь - не продашь. Офени презрительно относились к простому мужику, называли его лохом.
Лично для меня непонятно одно: большой процент грецизмов в «офенском» (с тюркизмами все ясно). Это может свидетельствовать о контактах с греками, а греки в Российской империи массово появились не ранее второй половины 18 века. Получается, сложение офенского языка в его классическом виде не может датироваться временем более ранним. Можно, конечно, и до Древней Руси добраться, но, «бритва Оккама», знаете ли…
Tags: 16 век, 17 век, 18 век, 19 век, Россия, датировка, демография, историометрия, исторические мифы, история, культура, лингвистика, офени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment