February 11th, 2011

Бабушке 100 лет.


После двухнедельного перерыва я возобновляю записи в ЖЖ.
Сегодня день, для меня знаменательный - исполнилось сто лет со дня рождения моей бабушки, Щербаковой (Белкиной) Марии Ивановны (1911-2007). Сложно переоценить ту роль, которую сыграла бабушка в моей жизни и поэтому, отмечу ее день рождения хотя бы этим скромным постом.
Бабушка родилась в деревне Молоково Судиславского района Костромской области, 11 февраля 1911 года. Впрочем дата эта условна - так написано в паспорте, а был ли осуществлен при этом перевод с юлианского стиля на григорианский, непонятно. До празднования 300-летия дома Романовых оставалось еще два года, до начала ПМВ - три с половиной, а до 1917 - целых 6 лет. Детская память цепкая, бабушка запомнила отъезд своего отца, Белкина Ивана Константиновича, на войну осенью 1914. Помнила она и дореволюционный быт, но никогда не поминала его хорошими словами. Потом прадед вернулся с войны, и жизнь постепенно стала налаживаться. Двадцатые годы бабушка вспоминала как своего рода золотой век. К Ленину она всю жизнь относилась с большим почтением, а вот к Сталину такого пиитета не испытывала. В первую очередь за организацию колхозов ("государство богатело, а крестьянин беднел"). В 1930 году бабушка уехала из деревни учиться (старший брат, Николай Иванович жил в это время в отпуске, впоследствие он стал доктором наук и профессором). В 1935 году вышла замуж за моего деда, Щербакова Александра Всеволодовича (1904-1976). С конца 1930-х они жили в городе Кинешма, Ивановской области, родили трех дочерей, младшая из которых - моя мать. Мне было 1,5 месяца, когда мама вышла на работу, поэтому бабушка (к тому времени овдовевшая) фактически растила меня с этого времени, а когда я чуть подрос и пошел в детский сад, все равно приезжала к нам очень часто, хоть мы и жили в другом городе.
Кстати, бабушка всю сознательную жизнь была атеисткой. Атеизм ее был наивен (в духе "Гагарин летал, а бога не видал"), но очень стоек. Но к попам она относилась терпимо.
Думаю, бабушка дожила бы до своего векового юбилея, если бы не сломала ногу в 94 года. Последние два года она не выходила из квартиры, но здравый рассудок сохраняла почти до самой смерти. Не могу не привести один эпизод, очень точно ее характеризующий.
Несколько месяцев спустя после того, как сломала ногу бабушка говорит своим дочерям, моим тетям:
-Господи, как Бориса Николаевича-то жалко.
-Какого Бориса Николаевича? - тетки подумали, что речь идет о ком-то из знакомых.
-Да Эльцина! (фамилию экс-президента она произносилда именно так) Он ведь тоже ногу сломал. Так я-то маленькая, а он-то такой здоровый, каково ему падать!
Тут надо сказать, что Ельцина бабушка ненавидела люто, и никогда его по имени-отчеству не называла. А так, общее беда смягчила ее отношение к Ельцину. Впрочем, спустя какое-то время она заявила, что Ельцина все равно переживет. Тут она ошиблась. Бабушка умерла 1 апреля 2007 года, а первый президент скончался почти месяц спустя.
Вот такая у меня была бабушка. В последние годы жизни она писала воспоминания о своем детстве, возможно, когда нибудь я их выложу.