October 18th, 2012

Мои твиты

Про тексты

Интернет – это новый мир, в котором каждый стал создателем текстов. Никакой объем оцифрованных текстов, созданных до появления интернета, не может и сравниться с тем объемом материала, пригодного для статистического анализа, который возник с его появлением. Возник и каждые два-три года удваивается. Письменная культура современного мира реализуется именно в интернете. Даже если вы пишите статью на пишущей машинке по старинке, все равно вы приносите ее в издательство, а там ее переносят в электронный формат, и она оказывается рано или поздно в сети. Современный мир – это мир электронных текстов, включивший в себя не только достаточно небольшую часть текстов, которые пишут профессиональные литераторы, но прежде всего то, что пишем все мы – носители языка.

Я, собственно, подозревал, что так оно и есть. Если экстраполировать лет на двадцать назад (начало всеобщей интернетизации), то получится, что объем текстов вырос раз в 200-300. Получается, вся печатная литература «доэлектронной» эпохи составляет лишь ничтожную часть от общего количества имеющихся сегодня текстов. Но самое главное, что мы пока еще не в состоянии осознать произошедшей перемены. Сознание, пожалуй, большей части людей, пишущих в Интернете формировалось до его появления. Эти люди воспитаны на текстах «доэлектронной» эпохи. А вот что произойдет с языком лет через двадцать-тридцать - сложно даже представить. Что будет с орфографией, например? Ясно, что останутся области, где правописание будет строго соблюдаться (например, научные тексты и разные официальные документы), но вот как с этим будет дело обстоять у обычных юзеров?

К предыдущему

В течение многих веков положение в литературе было таково, что небольшому числу авторов противостояло превосходящее его в тысячи раз число читателей. К концу прошлого века это соотношение начало меняться. Поступательное развитие прессы, которая начала предлагать читающей публике все новые политические, религиозные, научные, профессиональные, местные печатные издания, привело к тому, что все больше читателей — по началу от случая к случаю — стало переходить в разряд авторов. Началось с того, что ежедневные газеты открыли для них раздел "Письма читателей", а сейчас ситуация такова, что нет, пожалуй, ни одного вовлеченного в трудовой процесс европейца, у которого в принципе не было бы возможности опубликовать где-нибудь информацию о своем профессиональном опыте, жалобу или сообщение о каком-либо событии. Тем самым разделение на авторов и читателей начинает терять свое принципиальное значение. Оно оказывается функциональным, граница может пролегать в зависимости от ситуации так или иначе. Читатель в любой момент готов превратиться в автора. Как профессионал, которым ему в большей или меньшей мере пришлось стать в чрезвычайно специализированном трудовом процессе, — пусть даже это профессионализм, касающийся совсем маленькой технологической функции, — он получает доступ к авторскому сословию.


Вальтер Беньямин. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Написано в 1936 г., между прочим...

Про две России