February 26th, 2013

Про темные века. Из старых записей

Про темные века (опубликовано 07.05.06)
Collapse )
Филиппо Виллани писал около 1400 года про Чимабуэ:
«Известно ведь, что до него греческая и латинская живопись в течение МНОГИХ ВЕКОВ находилась в подчинении у грубого невежества, как показывают изображения и статуи святых, которые можно видеть в качестве украшений на церковных плитах и стенах.
После него на торной уже дороге, среди новых <художников>, Джотто, которого по блеску славы можно сравнить с древними художниками, а по таланту и исполнении следует поставить выше их, в полнейшей мере вернул живописи ее прежнее достоинство и название»
. (С. 17)

Трудно сказать, насколько точен перевод, и что именно стояло в подлиннике на месте «многих веков». Быть может, Виллани действительно понимал под этим выражением «несколько столетий», как и мы, а может – просто «длительное время». В любом случае, речь здесь уже идет и о «темном времени» и о «возрождении». Интересно также, что творчество Джотто Виллани ставит выше античного искусства, в то время, как от Винкельмана такой чести не удостаивался даже Микеланджело.

А вот что еще говорили различные деятели о «возрождении»…


Лоренцо Валла

Лоренцо Валла: «Я не знаю, почему искусства, настолько близкие к свободным искусствам, как живопись, ваяние, чеканка, зодчество, находились так долго и так глубоко в упадке и почти вымерли с самой литературой; я не знаю также, почему они воскресли и возродились в этом веке, и почему сейчас вырос столь богатый урожай как хороших художников, так и хороших писателей». (С. 18)
«Веспасиано да Бистиччи и Марсилиано Фичино... приветствовали возрождение культуры в том же примерно духе. Даже Эразм Роттердамский… радовался в письме, написанном в 1489 году новому расцвету скульптуры в металле и камне, живописи, архитектуры и всех видов ремесла, как спутникам «красноречия»… Пьер де Раме (Петрус Рамус) радовался тому, что врачи сейчас читают Галена и Гиппократа скорее, чем арабов, а философы – Аристотеля и Платона более, чем последователей Скотта и Петра Испанского. Пьер Белон, прежде всего натуралист, хотя и остро интересовавшийся классической древностью, восхвалял «eureuse et desirable RENAISSANCE toutes especes de bonnes disciplines» («удивительное и желанное возрождение всех видов наук»). А немецкий математик Иоганн Вернер не скрывал своего удовольствия от знакомства с новыми идеями и проблемами, особенно коническими сечениями, которые недавно «перекочевали ИЗ ГРЕЦИИ к ЛАТИНСКИМ геометрам нашего времени». (С. 19)

Collapse )