March 6th, 2013

Еще про Лазарева и иконы

Продолжаю наезжать на В.Н. Лазарева (1, 2)
В иконе Успения с фигурами Доминика и Франциска в Музее изобразительных искусств в Москве попытка механического суммирования византийских и западных элементов приводит к сугубо отрицательным результатам: центральная композиция Успения исполнена в условном поздневизантийском стиле, а боковые фигуры святых написаны в реалистической кватрочентистской манере. Отдельные части иконы живут самостоятельной жизнью, не будучи объединенными одним творческим замыслом. Это, естественно, создает искусственное и фальшивое впечатление. Византийский стиль окончательно заходит здесь в тупик, распадаясь под натиском тех западных влияний, которые были глубоко враждебными его консервативному, замкнутому духу.

Вот эта икона:


Сейчас ее связываю со школой Андрея Ритзоса и датируют второй пол. 15 в.
Collapse )

Литература по М*динскому

Общественная палата по просьбе министра культуры Владимира Мединского разрабатывает новую концепцию школьного курса литературы, которая призвана сделать детей патриотами, помочь правильно понять «опасные» для них произведения, а некоторые книги вовсе изъять из школьного курса. Об этом «Известиям» рассказал председатель комиссии ОП по сохранению историко-культурного наследия Павел Пожигайло.

По замыслу разработчиков, новая концепция должна унифицировать преподавание литературы в школе. Она будет «ориентировать учителей на воспитание в детях через литературные образы гордости за нашу многонациональную страну, глубокого и спокойного патриотизма, уважения к различным культурам, на формирование в учениках ценностей крепкой традиционной семьи».

Поэтому неоднозначные персонажи русской словесности должны подаваться таким образом, чтобы не стать образцом для подражания, рассуждает Пожигайло. В списке потенциально опасных произведений — «Гроза» Александра Островского, «Отцы и дети» Ивана Тургенева, гражданская лирика Николая Некрасова, сказки Михаила Салтыкова-Щедрина и критика Виссариона Белинского.

— Екатерина из «Грозы» — это просто несчастная девушка, которая поддалась страстям, не смогла справиться с ними и покончила жизнь самоубийством. Другой пример: Татьяна Ларина из «Евгения Онегина» — она вышла замуж, она счастлива. С одной стороны, страсть, которая может привести к самоубийству, а с другой — мудрое преодоление страсти.

Произведения Николая Гоголя (в первую очередь в школе изучают «Ревизора» и «Мертвые души») и Федора Достоевского («Преступление и наказание», «Братья Карамазовы») Павел Пожигайло предлагает исключить из курса для средних классов школы и подробно разбирать уже в старшей школе, причем параллельно друг другу.

— Это писатели будущего, обладающие провидческим даром. Если брать того же «Ревизора», то Гоголь имел в виду не высмеивание царских чиновников, как это понималось в советское время, а мытарства одной души, где каждый из героев — это различные грехи. И Хлестаков в этом смысле — это Антихрист. Чтобы понять Гоголя, нужно, как минимум, знать Новый Завет. И его надо бы параллельно с Достоевским. Они оба говорили евангельскими текстами, — подчеркивает он.

Некоторые произведения комиссия Общественной палаты и вовсе предлагает исключить. Пока речь идет о «Мастере и Маргарите» Михаила Булгакова.

— Понятно, что в большей степени дети увлекаются Воландом, Коровьевым, Бегемотом, совершенно не понимая творческую задачу Булгакова, — подчеркивает Пожигайло. — Я считаю, что эту книгу надо в институте преподавать. Конечно, кто-то хочет, чтобы ребенок был полностью свободен, как Раскольников. Но я считаю, что эта свобода, так же как свобода Базарова, она ведет к трагедии. И в этом смысле дать полную свободу, дать Пелевина, Улицкую, «пусть ребенок почитает», — это неправильно.


Даже комментировать не хочется...