June 2nd, 2013

О возрастных культурах

Онтогенез человека достаточно сильно изменился по сравнению с онтогенезом обезьян. Если детеныш обезьяны от рождения до взрослого состояния проходит две стадии — младенчество и детство, то у человека таких стадий осмысленно выделять четыре. Первая из них (от рождения до двух с половиной — трех лет) несколько перестроена по сравнению с обезьяньим младенчеством, вторая (до момента смены зубов) возникает в человеческой линии около 2 млн. лет назад (у обезьян этой стадии нет), третья (до начала пубертатного периода) соответствует детству (= подростковому возрасту) обезьян, но также претерпела значительные перестройки, и наконец, четвертая стадия (собственно подростковая, примерно до 19 лет), судя по палеонтологическим данным, появляется у неоантропов, а у Homo erectus и более ранних гоминид отсутствует. Эти периоды различаются не только по тому, какие телесные структуры формируются в течение каждого из них, но и по тому, какие изменения претерпевает когнитивная сфера, а также какими аспектами языка овладевает ребенок (см. гл. 1).
С. Бурлак. Происхождение языка

Здесь можно провести аналогию с развитием человеческой культуры. С древнейших времен по сути было известно два крупных возрастных периода: младенчество и все остальное. Дети старше 4-5 лет одевались как взрослые. В эпоху Просвещения детство осознается как особый период в развитии человеческой личности. Появляется специальная детская одежда, детская литература и т.д.
Далее, еще лет сто назад не было никакой молодежной культуры. То есть были, например, песни для детей и песни для взрослых. То же самое и с одеждой, и со всем прочим. Кажется, Коко Шанель говорила. что в ее время никакой молодежи не существовало. А во второй половине 20 века молодежь появилась. Появилась молодежная мода, молодежная музыка, как грибы начали расти разные молодежные субкультуры. Причем основное отличие молодежной культуры от детской в том, что вторую создают взрослые, а первую, во многом - сама молодежь.

См. более подробно и с картинками:

Collapse )

Продолжаю цитировать Тоффлера

Данная потребность вызвала появление множества специалистов нового типа, главной задачей которых была интеграция. Называясь должностными лицами или администраторами, комиссарами, координаторами, президентами, вице-президентами, бюрократами или менеджерами, они возникли в каждой фирме, в каждом правлении и на любой ступени общества. И они оказались необходимыми. Они были интеграторами.
Они определяли роли и распределяли работу, решали, кто какое получит вознаграждение, составляли планы, разрабатывали критерии, давали или нет рекомендации. Они устанавливали связи между производством, распределением, транспортом и средствами коммуникации. Они определяли правила, по которым взаимодействовали организации. Словом, они прилаживали части общества, чтобы те подходили одна к другой. Именно они обеспечивали развитие формации Второй волны.
Маркс в середине XIX столетия полагал, что тот, в чьих руках находились средства труда и технология - "средства производства", тот и контролировал общество. Он доказывал, что поскольку трудовая деятельность взаимосвязана, рабочим необходимо приостановить производство и отнять у хозяев орудия труда. Завладев орудиями труда, они смогут управлять обществом.
Однако история проделала с Марксом некий фокус. Ибо та самая взаимосвязанность обеспечила все возрастающую роль новой общественной группы - тех, кто оркестровывал или интегрировал систему. В конечном счете к власти не пришли ни хозяева, ни рабочие. Как в капиталистических, так и в социалистических странах именно интеграторы одержали верх.


По-моему, очень точный анализ. Вообще, мне кажется, продуктивным такой подход: рассматривать капитализм и социализм как две стороны одной медали - индустриализма. В этом случае социалистическое государство превращается в этакую мегакорпорацию. Госкапитализм, суперэтатизм - термины, подходящие для этого случая