June 8th, 2013

Тоффлер о нации

Даже величайшие из императоров, как правило, управляли совокупностью разнородных очень мелких общин, имевших местное управление. Политическая власть еще не была устроена по единому образцу. Вольтер высказывал свое недовольство по этому поводу следующим образом: во время путешествия по Европе законы менялись столь же часто, как и лошади.
Конечно же, данное саркастическое замечание констатировало еще одно обстоятельство: необходимость часто менять лошадей свидетельствовала о примитивном уровне развития транспорта и связи, что в свой черед сокращало площадь, которую мог надлежащим образом контролировать даже самый могущественный монарх. Чем дальше от столицы, тем слабее была государственная власть.

Если мы осознали потребность промышленности в интеграции, то должен быть ясен и смысл национальных государств. Нация - это не "духовное единство", как называл ее Шпенглер, и не "ментальная общность" или "социальная душа". Нация - это не "богатое наследие памяти", как писал Ренан, и не "разделенный образ будущего", как утверждал Ортега.
То, что мы сегодня называем нацией, - это феномен Второй волны: единая интегрированная политическая власть, тесно связанная, сплавленная с единой интегрированной экономикой. Простое объединение местных самостоятельных хозяйств, существующих порознь, не может привести и не приводит к развитию нации. Равно как и крепко объединенная политическая система, но базирующаяся на конгломерате местных хозяйств, - это еще не нация в современном понимании. Нация подразумевает сплав двух компонентов: объединенной политической системы и объединенной экономики.

"Не ходите, дети, ночью в Интернет..."

Про времена и нравы

Увидел у humus'а пост про французскую курортную моду образца 1909 г.


И подумалось: бедные глупые женщины! (Прошу прощения за некоторую экспрессивность). Даже представить сложно, что бы было, если бы какая-нибудь из них расшнуровала корсет, или подняла юбку сантиметров на тридцать от земли. Collapse )
Два старых поста немного в тему:
"В бане" - предлог, или место имения?
Морально-эротический парадокс