August 14th, 2013

О классицизме и романтизме

Вчера bohemicus опубликовал очередной концептуальный пост. С деталями, разумеется можно спорить, но с основной мыслью (точнеее одной из основных мыслей) соглашусь безусловно. Культура (а во многом и политика) 19 и 20 вв. есть порождение эпохи романтизма. Но вот был ли романтизм порождением английской гегемонии? Богемик приводит слова чешского историка Иво Будила:
"Просвещённый универсализм и рационализм Франции потерпел поражение на заморских полях сражений и был скомпрометирован эксцессами французской революции. Великобритания не обладала интеллектуальной и духовной силой, которая представляла бы собой идеологический аналог британского флота, солдат в красных мундирах и манчестерской промышленности. Романтизм - бунт эмоций, иррационализма и древних инстинктов - в значительной мере был реакцией на эту духовную пустоту".
Collapse )

Жак Луи Давид. Наполеон на перевале Сен Бернар. 1800


Теодор Жерико. Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку. 1812

Collapse )

См. также:
"Примитивисты" - 1: "Les Barbus"
О рождении "примитивизма" и низвержении Рафаэля

Средневековый Bыборг-1

В 1403 г. Выборг получил статус города. В 1470-х, при наместнике Эрике Аксельссоне Тотте поселение на полуострове было обнесено стенами. Крепость охватывала сравнительно небольшое пространство (менее полукилометра в поперечнике).
Во второй половине 16 в. Выборг выглядел примерно так:

SAM_2631
Collapse )


Collapse )

Невзоров про художественную литературу

Оказывается, я пропустил юбилей Глебыча - 3 августа ему исполнилось 55. Ну что же, здесь немного восполню упущенное.

Вся художественная литература, как известно, имеет строгий возрастной ценз. То, что казалось нам блистательным в двенадцать лет, в двадцать пять уже читать невозможно. Уже лет десять, наверное, как я осознал, что не могу читать книги, в которых ничего не написано. К таковым я отношу всю художественную литературу. Это произошло под воздействием настоящих книг, настоящих научных работ. Сегодня у меня стойкое и непобедимое отвращение к художественной литературе. Но, разумеется, это не значит, что мой опыт надо всем перенимать и вообще на него ориентироваться. Вполне возможно, что для кого-то художественная литература представляет большой интерес, но вряд ли это литература русская. У русской литературы как у мирового культурного явления срок годности вышел. <...>

Значимость художественной литературы в России была подорвана ещё в шестидесятые годы XIX века, когда студентов, которых застукивали с романом, обзывали институтками, когда модно было читать Фохта, Молешотта, Бюхнера, передавать друг другу рукописные переводы Дарвина. Тогда был нанесен первый удар по русской литературе. Усилиями советской пропагандистской машины литературе удалось вернуть себе некий статус, она держалась на плаву, но где-то к 1990 году она затонула окончательно и бесповоротно. То, что мы сейчас видим — это монстр, обросший ракушками и тиной и представляющий интерес только для одиночных аквалангистов. Почему нынешняя власть играется с литературой? Наверное, потому же, почему она играется со всем остальным — потому что у неё отсутствует какая бы то ни было стратегия. Кроме того, мы тут сидим и рассуждаем, но не знаем, как на самом деле всё это функционирует, возможно, это просто вариант элегантного попила.

Свиньин говорил о пушкинском времени, что тогда книги не читались, а выучивались наизусть. Эта эпоха безнадежно прошла. Никакого влияния так называемой великой русской литературы на последние три поколения — уже нету, какие бы деньги государство в неё не вливало.