August 8th, 2014

Еще о типах женской красоты



Лицо слева более женственно (большие глаза, маленький подбородок, тонкая шея). Во всех странах мужчины, вообще говоря, именно такое лицо и предпочитали, но степень предпочтения зависела от «национального индекса здоровья» — показателя, включающего, в частности, среднюю продолжительность жизни и детскую смертность. В здоровых странах женственные женщины были вне конкуренции. В больных и бедных странах многие заглядывались на девчонок пожестче, как на фото справа. Корреляция была очевидная.

Интерпретация зависит от ценностных установок того, кто интерпретирует. Можно, например, сказать, что девушку слева предпочтут развращенные педофилы, которые на самом деле латентные гомосеки. А можно скрытыми гомосеками обозвать тех, кому понравится правая, из-за большей ее мужеподобности... (мне как раз правая больше нравится))
Кстати, все это перекликается с одним моим давним постом

Еще об обывателях и войне

Оригинал взят у andy_burns в post
О, прекрасно, СиП решил брать на "ты че, не мужик?". Прям дословно.
Основной посыл материала захватывающе абсурден: как раз все тысячелетия кровавой истории человечества несчастные селяне и мещане только хлопали глазами, глядя, как неизвестные люди в униформе ожесточенно друг друга мочат. И лишь чуть более ста лет назад государство, из самой своей демонической сущности, решило убить вообще всех. Надели на Акакия Акакиевича шинель, и до первого окопа.
Мир опомнился как к раз к вьетнамской войне и решил, что хочет обратно в 18-й век. Но беда национализма в том, что он застрял в модерне. Один народ, один фюрер, один унитаз, одна архитектура, одна психология в искусстве, один противогаз, одна винтовка, один труп. Все это, конечно, оправдывается тем, что издревле так. Кубизм-де был еще в иконописи, за царя еще Сусанин помер. Ничего нового суперсовременный якобы СиП предложить не может - языка нет.
Конечно, не считая того пикантного факта, что господин Просвирнин пьет коньяк в Москве, а отдельные смельчаки выезжают на недельку в Луганск, теряют пару килограмм, заслышав артобстрел, набираются впечатлений на всю жизнь и возвращаются в Москву разжигать войну за тридевять земель.




В дополнение к этому