July 30th, 2017

История моды в карикатурах

Оригинал взят у vakin в История моды в карикатурах
Карикатуристы, высмеивающие модников, утрируют силуэты и выделяют детали, которые бросаются в глаза современникам, но не всегда заметны потомкам.  Итак, вот эволюция европейских фасонов с XVIII до начала XX века по самым характерным шаржам того времени


Английская карикатура. 1776 год
© The Trustees of the British Museum


Первый бум карикатур на щеголей приходится на период вокруг 1789 года. Дело в том, что если в раннее Новое время внешний облик все еще позволял определить происхождение, род занятий и имущественное положение человека, то к XVIII веку это становится сложнее. Начинают звучать жалобы на то, что больше невозможно отличить служанку от госпожи. Это, безусловно, преувеличение, но весьма показательное. «Существуют ли различия, если они не видны?» — ключевой вопрос, который подталкивал представителей элиты к поискам новых знаков изысканности, а мечтателей, грезивших о бесклассовом обществе, к созданию проектов единой униформы для всех граждан:

«От десяти до тридцати лет молодые люди каждой профессии будут носить форменное платье из одной и той же материи, чистое, но обыкновенное и подходящее для их занятий. Каждая корпорация будет отличаема каким-нибудь цветом, соответствующим главному предмету ее труда, или каким-либо другим знаком».
Этьен-Габриэль Морелли.

«Кодекс природы, или Подлинный дух ее законов» (1755 год, перевод М. Е. Ландау)

С тридцати лет, по мысли Морелли, человек может одеваться сообразно своему вкусу, но без излишеств.
Collapse )

Про Зощенко

На четырнадцатилетие (а может, на пятнадцатилетие, теперь я уже не уверен) отец подарил мне трехтомник Зощенко. К тому времени я уже прочитал значительную часть его юмористических рассказов и фельетонов (самые известные, во всяком случае), поэтому первые два тома, где все это помещалось были мне не очень интересны (нет, их я тоже прочитал, разумеется). А в третьем томе помещались "Возвращенная молодость", "Голубая книга" и "Перед восходом солнца". Их я перечитывал многократно и перечитываю в данный момент (взял книгу у родителей).
Ближе к двадцати годам юмор мне поднадоел. Тогда я почти перестал смотреть комедии и КВН (КВН и до сих пор не могу терпеть, а потому и не терплю), а заодно перестал читать и Зощенко. (Анекдоты читал, да, особенно про поручика Ржевского). Но даже тогда, помню, резануло обвинение Зощенко в русофобии со стороны И. Солоневича. Для буквоедов: слова "русофобия" там, наверное, не было, но смысл был именно тот. Вообще, Солоневич был неглуп, но туповат, с юмором у него плохо.
И вот теперь, чтобы отогнать меланхолию, перечитываю "Возвращенную молодость" и "Перед восходом солнца", написанные меланхоликом куда большим, чем я. Правда, никакого счастливого финала у Зощенко не было.

Дмитрий Губин о Глазунове

С Глазуновым Господь подшутил. Ему бы родиться в Штатах, он был бы королем попсы, поп-арта: Глазунов понимал, что мастерство и мастеровитость (прежние достоинства художника) в эпоху массовой культуры не так значимы, как метод, позволяющий быстро и качественно копировать результат.

В этом Глазунов не отличался, скажем, от Пикассо, Дали или Уорхола. Правда, эти ребята умели рисовать (у Уорхола мне до сих пор больше всего нравится ранняя графика, перо и тушь, - грибы, растущие из туфель), а Глазунов как рисовальщик был никакой. У него все лица на одно лицо, фигур нет, движение он не умел передавать вообще. Его иллюстрации к Достоевскому - полное дерьмо, но это неважно. Глазунов придумал метод коллажа, клипа. Сто лиц на одной картине, все как как один из Политбюро (включая Политбюро небесное), и нимбы как короны, а короны как галстуки на творческой интеллигенции. И Глазунов понял, что нужно писать портреты знаменитостей, причем мировых - от короля Швеции до Джины Лоллобриджиды...

В США Глазунов был бы не просто художником-попсовиком, но и, наверняка, отчаянным поп-проповедником. Расписывал бы залы собраний для одной из многочисленных ветвей в густой кроне протестантизма. Но в Совке у него выбора не было. Православие или смерть (популярности). И он ушел то попсовое недохристианство, каковым и является мистическое православие, со всеми его Велесовыми книгами (Глазунов убеждал меня в ее подлинности, причем никаких доказательств, кроме собственной веры, у него не было), демонами и т.д.

Кстати, из этой же записи узнаем, что губин в молодости позировал для одной из картин Глазунова. Картина такая же плохая, как и все остальные, но - осень, окраина города - какие-то чувства у меня задевает.

P.S. завести что-ли тег "Глазунов"?