tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Category:

Перспектива у маньеристов. Понтормо и Пармиджанино

 

В 15 веке живопись и математика развивались бок-о-бок. Леонардо да Винчи – лишь наиболее характерный пример универсального гения, но эпоха кватроченто знаетеще множество подобных примеров: Брунеллески, Альберти, Уччелло, Пьеро делла Франческа… Художники-математики активно разрабатывают учение о перспективе и пропорциях человека.
 

Но уже в начале 16 века восторженное отношение к перспективе сменяется на значительно более спокойное. 
Приведу пример из другой области: так если в первые годы 20 столетия показ движущихся картинок в синематографе  воспринимался как чудо, то уже к 1920-м годам движение само по себе перестало удивлять кого бы то ни было.


Маньеризм  - по сути открытый протест против «математизации» живописи. Еще Микеланджело говорил, что
художник должен иметь циркуль в глазу, а не в руке. Маньеристы на первый план ставят не математический расчет, а свободную волю художника. 



 




Маньеризм, как направление рождается на рубеже 1510-х и1520-х годов, и к 1530-м годам представляет собой уже вполне сформировавшийся стиль. Однако крупнейшие представители раннего маньеризма, такие, как Понтормо и Пармиджанино практически не оставили после себя письменных высказываний об искусстве. Эстетическая теория маньеризма дошла до нас в основном в трудах второй половины 16 века и даже начала 17-го. Судить же об эстетических воззрениях ранних представителей этого направления приходится в основном по
высказываниям младших современников (в первую очередь – Вазари), но такие высказывания чреваты субъективностью.

И Понтормо и Пармиджанино немало достается от Вазари за их излишнюю экстравагантность и стремление отличиться.  Первого из них Вазари попрекает стремлением подражать «немецкой манере» (грубой ипростоватой с точки зрения итальянца), а одну из поздних работ ругает последними словами, говоря, среди прочего, что в ней не соблюдались правила перспективы.
 

С перспективой  в работах Якопо Понтормо действительно не все однозначно. Вот, например, ранняя работа
художника, «Иосиф в Египте». (Cм. выше). Пространство этой картины выглядит уплощенным, чему способствуют  «кулисные» горки на заднем  плане, напоминающие горки в русских иконах. Всего на картине изображено несколько сцен (встреча Иосифом братьев и отца, дом Иакова), каждая в своем пространстве, со своим горизонтом и точкой схода. Такой прием  - совмещение кв картине различных сцен, происходящих в разных местах и в разное время характерен для средневекового искусства и раннего Возрождения, в эпоху же высокого ренессанса  художники предпочитают «три единства» (места,  времени, и действия). Тем не менее, перспектива отнюдь не забыта Понтормо –почти все ортагонали переднего плана сходятся в единой точке.

Заметим, что уже в этой ранней картине Понтормо намечена характерная особенность пространственного построения картин маньеристов – отсутствие связи между пространственными планами.
 

В более поздней работе того же Понтормо – «Встреча Марии и Елизаветы» ближний и дальний планы как будто бы существуют сами по себе. Почти все пространство картины занимают фигуры женщин в ярких одеждах, перспектива же улицы решена в тонах серых и невыразительных, но подчеркивающих изысканный колорит женских фигур. Линия горизонта при этом проходит на уровне талии женщин (а не на уровне глаз). Но если судить по архитектуре и фигурам дальнего плана (там есть две маленькие мужские фигурки), то высота горизонта составит метров 6-7, и, следовательно, рост Марии, Елизаветы и их спутниц – метров 10-12.

Эта особенность – разномасштабность фигур первого и второго планов – характерна для работ многих маньеристов, в частности, для одного из самых значительных, и, можно сказать, программных произведений этого направления – «Мадонны с длинной шеей», Пармиджанино. Это полотно не закончено, поэтому перспективная реконструкция может носить лишь предположительный характер.

 

Уровень горизонта здесь – ниже уровня колен Мадонны, но чуть выше головы святого, стоящего в глубине. Благодаря этой «лягушачьей перспективе» Мадонна выглядит не только огромной как гора (как у Понтормо), но еще и величественной и при этом – изящной. Очевидно, горизонт картины должен находиться на уровне глаз зрителя, и на зрителя она должна была производить  очень сильное впечатление. Собственно, такое сильное впечатление она произвела
и на меня в Уффици. И еще раз замечу – дальний план с колоннадой, маленькой мужской фигурой и пейзажем выглядит как отдельная картина.

Этот прием «картина в картине» характерен и для многих других работ Пармиджанино, например, вот этой:

 

На мой взгляд, эта картина – одно из изящнейших произведений мирового искусства, да и вообще, в номинации «Грация» я отдал бы Франческо Маццуоли (т.е. Пармиджанино) первое место. Дверь в другое помещение создает ощущение глубины и неограниченного пространства.

Вот еще одна картина, "Видение святого Иеронима". Здесь Мадонна с младенцем находится в ином пространстве, нежели Иоанн Креститель и св. Иероним, хотя кто-то возможно увидит здесь "обратную перспективу". Впрочем, глядя на этот шедевр как-то даже не хочется рассуждать о перспективе.

Изображение комнаты на дальнем плане, видной в открытую дверь часто используется другими маньеристами. Например
Беккафуми:

 

И Вазари:


В целом, если подводить итог, то можно сказать, что маньеристы отрицали точное, математическое построение перспективы, но не отрицали перспективу, как выразительный прием. Наоборот, во многих их картинах
перспективное сокращение преувеличено – в целях достижения большей выразительности.




 


 
Tags: Италия, живопись, зрительное восприятие, искусство, история, культура, маньеризм, перспектива, ренессанс, стили
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments