tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

О живоподобии и блудницах

Натолкнулся на беллетристическое описание полемики, разгоревшейся во времена Никона вокруг икон:

Однажды случилось в Москве вот что.
Сербский архидьякон Иван Плешкович пришел как-то в мастерскую к знаменитому иконописцу, «царския палаты начальнейшему изографу» Симону Ушакову и увидел только что написанный образ Марии Магдалины. Не изможденная христианская святая смотрела на него с иконы, а, как выразился тогда еще живой инок Авраамий, «блудница»… Написанная ярко, в новомодной манере, она могла служить иллюстрацией к словам Аввакума, которыми он описал внешность богатой щеголихи: «А прелюбодейца белилами, румянами умазалася, брови и очи подсурмила, уста багряноносна, поклоны ниски, словеса гладки, вопросы тихи, ответы мяхки, приветы сладки… рубаха белая, ризы красныя, сапоги сафьянныя. Как быть хороша!»
Иван Плешкович возмутился и даже плюнул.
— Не приемлю! — рявкнул архидьякон и принялся хулить «световидные образы» Симона Ушакова. Присутствовавший при этом ученик Симона и сам уже изрядный мастер Осип Владимиров вступил с Плешковичем в спор. А поскольку Иван Плешкович был не одинок в своем неприятии новой манеры, Владимиров написал трактат об искусстве «Послание некоего изуграфа Иосифа к цареву изуграфу и мудрейшему живописцу Симону Федоровичу»



Сошествие Святого Духа. Единственная достоверная икона Иосифа Владимирова, 1666 г. Увы, в лучшем разрешении не нашел.

Непонятно, почему Иван Плешкович назван архидьяконом, в то время как он был ярославским «посадским человеком», сербом по происхождению, но не в этом суть. Источник истории, рассказанной Дм. Жуковым – слова из известного трактата самого Иосифа Владимирова:
Как не страшишься ты, о, недостойный, взирать на блаженные лики и соблазн помышлять в сердце своем? Истинному и благочестивому христианину, и на самих блудниц взирая прельщаться не подобает, а не то, что на благообразное живописание разжигаться!

Уж не знаю считать ли это полемическим приемом, или Плешкович действительно считал, что «живоподобные» иконы Ушакова и его школы могут ввести «во плотский соблазн». Последнее предположение не кажется таким уж невероятным. Это для нас, видавших виды ранние ушаковские иконы – примитивные картинки, но русским людям середины 17 в. они наверняка казались сверхнатуралистичными. Впрочем, с Иваном Плешковичем не все так однозначно. Известно, что он заказывал список с Феодоровской иконы Гурию Никитину. А Никитин пусть и не был таким новатором, как Ушаков, но тоже новшеств не чуждался, мягко говоря.
Так вот, спрашиваю себя, не является ли противостояние сторонников «старой» и «новой» иконописи в 17 в. грубо говоря, противостоянием Гурия Никитина и Симона Ушакова?


Симон Ушаков, Гурий Никитин. Символ Веры, 1668.

См. также:
О разном понимании реализма
Tags: 17 век, Россия, живопись, иконы, реализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments