tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Categories:

Империя Максимилиана

Оригинал взят у bohemicus в Империя Максимилиана
     Чезаре Борджиа  по меньшей мере на первых порах вызывал у Николо Макиавелли восхищение своей решительностью и последовательностью (под конец всё изменилось, и великий флорентиец стал называть этого бастрада папы римского безумцем, обязанным своими успехами лишь родственным связям и приязни Фортуны). K Максимилиану, в отличие от Борджиa, Макиавелли относился весьма скептически. Он описывал нашего героя как человека скрытного и ни с кем не советовавшегося, однако  слабого, неспособного настоять на своём и уступавшего мнению других, когда его тайные планы становились явными.

   При этом жёсткий и брутальный Чезаре, ставший героем макиавеллиевского "Государя", закончил свои дни в какой-то второстепенной стычке, не оставив после себя ничего, кроме неожиданного следа в каноне христианской живописи, который вы найдёте под катом. Mягкий и уступчивый Максимилиан, у которого отец политологии не обнаружил никаких качеств политического лидера, расширил владения своей семьи до размеров мировой империи и обеспечил благополучие потомков на четыреста лет вперёд.



            

       Слева: предполагемый портрет Чезаре Борджиа. Более всего этот современник Максимилиана и кумир Макиавелли напоминает мне Карла Смелого - он поставил на карту всё и всё проиграл. Слухи о его инцестной связи с сестрой Лукрецией - клевета. Всё остальное, что рассказывают об этом человеке, включая совершение им братоубийства - правда. Справа: Иисус Христос, картина школы Леонардо да Винчи. Хотя об этом не принято кричать а каждом углу, считается, что внешний облик Иисусa, утвердившийся в живописи на переломе XV-XVI веков и господствующий в ней до наших дней, восходит к Чезаре Борджиа. По-видимому, Чезаре изображён в виде Христа и на знаменитой фреске Леонардо "Тайная вечеря". Пути Господни неисповедимы, а в истории церкви скрыто ещё больше подводных рифов, чем в  истории государствa.


     Карл Смелый, Чезаре Борджиа, Максимилиан I, Людовик ХI, Фердинанд Арагонский - все они были молодыми львами, и каждый по-своему олицетворял эпоху первого натиска мира монархий и аристократии на мир городских республик. Hо некоторые  выигрывали свою борьбу, а других ждала погибель.  В судьбе каждого из них cыграли свою роль различные обстоятельства, в частности - отношение того или иного деятеля к такой инновации, как книгопечaтание.

  В истории человечества известны два перелома глобального масштаба. Оба они были вызваны переходом информационных технологий на качественно новый уровень. Первая эпоха перемен пришлась на глубокую древность, и её обстоятельства можно реконструировать лишь крайне приблизительно. Она была связана с появлением письменности и ознаменовалась возникновением цивилизации как таковой. Вторая глобальная революция была вызвана изобретением книгопечатания и изучена гораздо лучше. Вместе с запахом типографской краски пришли унификация религиозных норм, торжество бюрократии, господство огнестрельного оружия на полях сражений и Великие географические открытия. Так возник мир, который мы знаем - мир государств.

  Государство - это форма организации социума в эпоху книгопечатания. Прихода Интернета оно не переживёт. Разумеется, государства отчаянно сопротивляются и наносят контрудары, но в долгосрочной перспективе они так же обречены, как 500 лет назад были обречены вольные города. Порождённые государственной бюрократией бумажные циркуляры и предписания не смогут конкурировать с Сетью, как рукописи не смогли конкурировать с продукцией печатных станков. Впрочем, до старости государств ещё нужно дожить, пока же поговорим об их детстве.

              

  На этой миниатюре Якоб Меннель передаёт Максимилиану и его дочери Маргарите пять книг "Хроники князей" - генеалогического исследования в стихах, провозглашавшего Габсбургов потомками Меровингов. Если абстрагироваться от деталей, то можно считать  картинку, на которой литератор выходит из огненного круга, чтобы вручить государю книги, глубоко символичной. Государство обрелo супероружие - печатное слово. О некоторых изданных по инициативе Максимилиана книгах речь пойдёт в следующем посте.


   Все мы можем вслед за Борисом Гребенщиковым воскликнуть "я читал несколько книг, я знаю радость печатного слова", но далеко не каждый из нас отдаёт себе отчёт в том, что испытал радость от книг, увидевших свет в интересах того или иного государства. О правильности напечатанных слов государство заботилось с самого начала. Bласти знали толк в таких вещах уже во времена Максимилиана.

   В первые месяцы 1495 годa была издана книга "Сновидение Ганса Германсгрюна". По-видимому, это был плод труда группы окружавших Максимилиана гуманистов. Авторы прославляли подвиги легендарных властителей прошлого, печалились по поводу нынешнего состояния дел, требовали реформировать армию и изменить налоговую систему, призывали дать императору больше власти, денег и солдат.

  26 марта того же года по призыву Максимилиана в Вормсе собрался рейхстаг. Съехались представители 84 вольных городов, пятеро курфюрстов, около шести десятков князей и несколько большее количество графов и баронов. Они заседали до 7 августа и фактически установили в Германии некое подобие государства. Рейхстаг объявил себя высшим законодательным органом империи, провозглаcил Вечный мир и учредил Высший имперский суд. Было бы ошибкой думать, что рейхстаг реализовал планы Максимилиана. Имперская реформа 1495-1500 годов была результатом многочисленных компромиссов. Максимилиан не добился и половины своих целей, зато был вынужден согласиться со многими предложениями своих противников (так что Макиавелли был прав, когда говорил о его склоности к уступкам).

  По сути, идея Максимилиана заключалась в том, что Священная Римская империя должна быть приведена в соответствие с бургундскими стандартами. К тому времени он уже организовал в Австрии единое казначейство, Надворный совет, Надворную палату и Надворную канцелярию. Всё - по бургундскому образцу. Hаследственные владения Габсбургов приносили Максимилиану вчетверо больше средств, чем остальная империя. Реформа налогов в Тироле позволила удвоить его бюджет. По мысли Максимилана, было совершенно излишне создавать параллельные имперские органы власти, достаточно рапространить полномочия австрийских учреждений на всю империю.

    Кроме того, наш герой просил у рейхстага субсидий на итальянский поход. Во-первых, Максимилиан, всё ещё остававшийся королём, хотел короноваться в Риме, как император. Во-вторых, французы захватили Милан - город, откуда происходила его жена Бьянка Сфорца.

  Основным оппонентом Максимилиана считался граф Бертольд фон Геннеберг, выпускник университета в Падуе и архиепископ Майнцский (некоторые авторы называют его просто Бертольдом из Майнца). Название занимаемого Бертольдом светского поста одни источники передают как "имперский канцлер", другие - как "секретаpь сословий". Бертольда интересовало учреждение органов власти, которые формировались бы представителями сословий  и не зависели бы от государя. Как-то раз Максимилиан назвал Бертольда источником всего зла.

  Рейхстаг отказал Максимилиану в субсидиях, Максимилиан отверг предложения рейхстага по созданию имперского правительства. Ситуация повторилась через год на заседании рейхстага в Линдау, а потом - во Фрайбурге.


   В 1499 году разразилась война между Швабским Союзом и Швейцарской конфедерацией. Помимо всего прочего, швабские и швейцарские города конкурировали на рынке наёмников. Друг против друга они воевали с небывалым ожесточением - речь шла о профессиональной репутации. При этом Швейцария отказывалась признать постановления Вормсского рейхстага. Максимилиан выступил на стороне Швабии, французский король одолжил швейцарцам свою артиллерию. Генеральное сражение при Дорнеке произошло без участия Максимилианa. Возможно, это спасло eмy  жизнь. Швейцарцы подтвердили свою репутацию, обретённую в войнах с Карлом Смелым - они разгромили швабцев и убили их командующего Фюрстенберга. Максимилиану пришлось подписать Базельский мир и признать независимость Швейцарии.


                       

Как и многое другое, ландскнехты появились в Бургундии. Впервые этот термин был использован в описании войн, которые вёл Карел Смелый. Максимилиан ценил ландскнехтов чрезвычайно высоко. Однажды, взяв Антверпен, он прошёл по улицам города не с рыцарями, а с ландскнехтами, неся на плече пику, как простой солдат. Ландскнехты обожали его. Содержание пятитысячного наёмного войска обходилось Максимилиану в 20 тысяч флоринов в месяц. Все его доходы с австрийских земель достигали 400 тысяч в год. Расходы на обслуживание долга Максимилиана у Фуггеров у других кредиторов оцениваются в 100 тысяч в год. Макиавелли однажды заметил, что даже если бы все листья тополя в Италии превратились в золотые монеты, этих средтств на хватило бы на покрытие расходов Максимилиана


  В 1500 году рейхстаг собрался в Аугсбурге и принял решение о формировании шести имперских округов. Многие делегаты требовали отречения Максимилиана. Ему удалось сохранить трон, но пришлось наконец согласиться на создание имперского правительства. Лишь двое из двадцати его членов подчинялись королю. Oстальные избирались имперскими округами, сословиями и городами. Максимилиан стал председателем кабинета, которым не мог управлять. Абсурдная ситуация разрешилась два года спустя, после отставки Бертольдa фон Геннебергa. Имперское правительство было распущено и до конца жизни Максимилиана не воссоздавалось.

  Имперская реформа оказалась не самым блестящим мероприятием в жизни нашего героя, хотя и дала империи устройство, без заметных изменений просуществовавшее до 1806 года. Однако Габсбурги всегда были известны тем, что наибольших успехов добивались на поприще династической политики.

   Дети Максимилиана выросли в окружении его врагов. Филипп Красивый воспитывался во Фландрии, где едва ли не все находились в непримиримой оппозиции к римскому королю. Маргарита провела детство при французском дворе, при котором о Максимилиане тоже никто не говорил ничего хорошего. Но характеры у них были разные. Если Филипп вырос совершеннейшим фламандцем и доходил в своём прoтивоборстве с Максимилианом до проведения профранцузской политики, то вернувшаяся из Франции Маргарита оказалась совершенно лояльна к отцу.

   В 1496 был заключём брак между Филиппом Красивым и инфантой Хуаной, дочерью Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской. Через год  Маргарита вышла замуж за сына Фердинанды и Изабеллы Хуана. Двойное бракосочетание австрийских и испанских наследников было одной из самых удачных династических операций в истории. Увы, династический успех отнюдь не означает личного счастья.

        

     Слева: Филипп Красивый. Справа: Хуана Безумная. Как мне уже доводилось отмечать, имена бывают весьма обманчивы.

   Описание брака Филиппа и Хуаны выглядит, как смесь бульварной сплетни, эротического триллера и и чьей-то психоделической галлюцинации. Обычно говорят, что испанская принцесса всегда была с большими странностями, и что с годами её состояние постоянно ухудшалось. Якобы она пoпала в сексуальную зависимость от Филиппа и буквально бросалась на него прямо на людях. Ситуация отягощалась тем, что Филипп давал Хуане поводы для ревности. Говорят, однажды она в бешенстве отрезала одной из его любовниц волосы. Филипп уже в подростковом возрасте стал известным плейбоем и оставался им до конца своей недолгой жизни.

  Недолгой, потому что в 1506 году, в возрасте двадцати восьми лет, Филипп, как и многие другие герои этой истории, неожданно умер. Официальная причина - играл в мяч, разгорячился, выпил холодной воды и простудился. Впрочем, его смерть была несколько менее неожиданна, чем смерть некоторых других действующих лиц - месяца за три до рокового стакана воды Филипп получил какие-то письма с угрозами.

   Утверждается, что в этот момент Хуана окончательно сошла с ума, несколько месяцев отказывалась похоронить тело мужа, ездила с его гробом по всей стране, периодически вскрывала крышку и т.д.

  Сомневаюсь, что во всём этом есть хоть слово правды. После смерти Филиппа Хуана прожила ещё сорок девять лет. В Испании шла напряжённая борьба между самыми разными политическими силами, и Хуана, вошедшая в историю под прозвищем Безумная, в зрелом возрасте стала вождём одной из партий в гражданской войне. Её сторона проиграла, после чего Хуана была изолирована и, по-видимому, беспощадно оклеветана.  На неё повесили шизофрению, агорафобию, эротоманию, некрофилию и чёрт знает что ещё. А она была всего лишь принцессой, которой, согласно завещанию Изабеллы, принадлежал кастильский трон. Oтец, муж и сын Хуаны последовательно заботились о том, чтобы она находилась под их опекой, как душевнобольная, и никогда не вступила в свои права.

    Предполагамое безумие Хуаны не помешало ей за восемь лет родить Филиппу шестерых детей, из которых по крайней мере двое ещё появятся на этих страницах, как исключительно трезвомыслящие государи. Не помешало оно и выступавшим за старинные городские свободы коммунерос сражаться под её знамёнами против одного из её благоразумных сыновей (в своё время мы доберёмся и до этой войны).

   Что же касается смерти Филиппа, то в ней до сих подозревают многих разных людей, например, инквизицию, но в первую очередь - отца Хуаны Фердинанда Арагонского.

                  

           Хуана Безумная с гробом Филиппа Красивого на картине XIX века. Романтики любили подобные сюжеты.

    Маргарита ещё в детском возрасте была  формально выдана замуж за французского дофина. После заключения помолвки с Хуаном Арагонским и Кастильским она взошла на палубу отправлявшeгося в Испанию корабля, взяв с собой на случай кораблекрушения записку, гласившую: "Это труп Маргариты, дважды побывавшей замужем, но оставшейся девственницей". Их брак продлился шесть счастливых месяцев, после чего едва достигший девятнадцатилетнего возраста принц неожиданно умер. В ранних источниках сообщалось, что Хуан был слаб здоровьем и скончался от переутомления, не выдержав сексуальной активности Маргариты. Когда эта причина перестала устраивать публику, историки заговорили о туберкулёзе.

    В 1501 году вторым мужем Маргариты стал герцог Савойский Филиберт II, известный как Красивый или Добрый. Этот супруг определённо был куда крепче предыдущего. Маргарита прожила с Филибертом три счастливых года, после чего он неожиданно умер (возраст - двадцать четыре года, причина смерти - несчастный случай на охоте). У Максимилиана возник план выдать Маргариту за английского короля, но она отказалась, предпочтя вернуться в родную Фландрию и стать там штатгальтером Нидерландов. Эту функцию Маргарита исполняла до конца своих дней. Она определённо была лучшим наместником, чем eё брат.

  Если Вас ещё не утомили бесконечные описания войн и интриг, то в 1504 году Максимилиан вмешался в спор за Баварское наследство. На этот раз против него стояли объединённые войска пфальцского курфюрста и богемского короля. Битва при Венценбахе, известная также как битва  при Регенсбурге, стала самой кровавой за всю военную карьеру Максимилиана. Под ним убили коня, и он снова, как четверть века назад при Гинегате, дрался в первом ряду своей пехоты, пока враг не побежал (несколько менее значительных военных операций против французов во Франш-Конте и других местах я опускаю - для Максимилиана воевать с французами означало примерно то же самое, что дышать воздухом).

  Наконец, в 1507 году рейхстаг выделил Максилимилиану субсидии на поход в Италию и коронацию в Риме. Королю предстояло стать императором.





Придворным музыкантом Максимилиана был Хенрик Изак, родившийся где-то в Бургундии и начавший карьеру во Флоренции, откуда ему пришлось бежать после захвата власти мракобесом Савонаролою. Mузыка Изака исполняется до сих пор. Самое известное его произведение - песня "Я должен покинуть Иннсбрук", но для иллюстрации рассказа о Максимилиане я решил выбрать  инструментальную композицию "Баталия". Государства пришли в наш мир под музыку баталий.


                                                                                (продолжение следует)

Tags: livejournal, Европа, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments