tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Category:

Про империи

Галковский пишет:

Понимаете? Из провинции Цзянсу по Великому Императорскому Каналу плыл в Пекин Корабль с Данью. На корабле транспарант: «Ничтожный Ванька Дзынь бьёт челом Повелителю Четырёх Стран Света». Все это видят, знают. И при самых первобытных коммуникациях, при малочисленной армии, давно превратившейся в спортивное общество лечебной физкультуры, возникает их заменяющий Ореол и Гипноз. В Пекине сидит Верховный, там Власть, у каждой провинциальной элиты есть имперская Страховка. В случае чего из Пекина примчатся миллионы монголов и наведут Порядок. (Не примчатся.)

А на самом деле главе клана, контролирующего Цзянсу, на императора плевать. Он для него был придурок, кукла. Как японский император для сёгуната, а потом – генро. И корабль из богатейшей Цзянсу плыл пустой. Так: 3 мешка риса, подгнивший балык, корзинка глиняных свистулек.
….
Так китайцам в 17, 18, 19 веках без телефона и телеграфа, с карликовой армией, удавалось контролировать огромную территорию, населённую десятками и сотнями племён. И со всеми неизбежными огрехами и проблемами, обеспечивать там мир и процветание.

http://galkovsky.livejournal.com/161583.html

Думаю, все вышесказанное относится не только к Китаю, но и ко всем «империям» эпохи предмодерна.

Обывательское сознание рисует все следующим образом: пришел гегемон и захватил власть. Конечно, такое возможно в принципе, но лишь в том случае, когда между доминантом и субдоминантами огромная пропасть. Скажем, учитель среди первоклашек автоматически становится доминантом. А среди хотя бы шестиклассников – попробуй-ка.
Если говорить на примере империй предмодерна, то крупные феодалы, они ж не лохи вокзальные, в своем домене они цари и боги, зачем им кому-то подчиняться. Но подчиняются императору. А кто  он такой, чтобы ему подчиняться? Такой же, как и прочие князья-графы-герцоги. Почему императорами СРИ становятся какие-то ничтожные Габсбурги?
А все потому же. Потому, что если не будет императоров, князья друг другу глотки перегрызут. Потому, что если дерутся двое, примерно равные по силам, то даже победитель в результате схватки будет обескровлен настолько, что легко может стать добычей третьей стороны. Да  даже если не станет – кому охота агонизировать. А так, в случае угрозы разборок можно апеллировать к авторитету императора: «смотрящий нас рассудит». При этом все понимают, что авторитет дутый, но все молчат. Потому что, если кто-то заявит об этом всерьез, то начнется беспредел. А плохой мир все же лучше хорошей  войны  - это тоже все понимают, тем более, если эта война всех против всех. Схема, конечно не идеальна и периодически она давала сбои. Взять, например, Тридцатилетнюю войну – как раз результат такого сбоя.
И еще немаловажная деталь: император не должен быть слишком сильным и слишком умным. Потому, что если он сильный, то не исключено, что в какой-то момент, он не удовлетворится номинальной властью и попробует взять в свои руки власть реальную. Такое тоже рано или поздно случается, но для «князей» - лучше пусть поздно, чем рано. А для этого лучше сделать императором самого ничтожного. Ну, или, во всяком случае, посредственного. Думаю, владельцы замка Габсбург в Швейцарии стали императорами именно поэтому. (Поправьте меня, если что). Да и в других империях то же самое: чем таким выделялись Московское княжество, или Кастилия-Леон?
Если говорить о русской истории, то главным достоинством 16-летнего Михаила Романова, отличающим его от прочих претендентов на престол было отсутствие каких бы то ни было достоинств. Серой он был личностью. Рискну предположить, что основное достоинство настоящего и предыдущего президентов заключается именно в том же.
Но тут мы уже выходим на другую тему – тему серого кардинала.


Tags: история, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments