tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Categories:

Сумбурные мысли о стилях вообще и о маньеризме в частности

При разговоре о стилях надо понимать одну очень важную вещь: стили не существуют независимо от человеческого интеллекта, т.е. они являются так сказать, «социокультурным конструктом». Людям (возможно не только людям) вообще свойственно объединять никак не связанные между собой предметы и явления в нечто, что более доступно их пониманию. Так, вместо хаотически разбросанных по темному небосклону светящихся точек они видят изображение предметов и животных. Так и со стилями: берется ряд произведений, объединенных хронологически и территориально, в них выделяется комплекс неких характеристик, и эти характеристики объявляются признаками стиля. При этом произведения, у которых вышеупомянутые характеристики выражены наиболее ярко, становятся «эталонами стиля». А в дальнейшем и у других произведений, близких к «эталонной группе» опять же хронологически и территориально, находятся схожие характеристики. При этом, по каким-то другим признакам они могут радикально отличаться от «эталона стиля», но эти признаки игнорируются.
Хорошо, когда наличие определенных стилистических черт обусловлено технологически. Именно так обстоит дело с архитектурой. Полукруглые арки - романский стиль, стрельчатые арки и нервюрные своды – готика. Здесь стиль обусловлен конструкцией. Все «большие стили» вплоть до середины 19 века связаны с архитектурой. Про романику и готику уже сказал. М.б. еще в большей степени это относится к античному ордеру. Барокко также в значительной степени определяется архитектурой. Ренессанс и классицизм (или неоклассицизм) – в меньшей степени, но тоже определяются. Конструктивные элементы в архитектуре постепенно превращаются в декоративные, переходят в другие виды искусства, прежде всего в ДПИ: мебель, книги и т.д.
(Из последнего в ЖЖ порекомендую на эту тему пост uchitelj). А поскольку живопись и скульптура на протяжении большей части рассматриваемого периода были тесно связаны с архитектурой, то и в живопись и в архитектуру. Сложнее дело с искусствами неизобразительными. Ну понятно, что в барочной музыке сложность и полифония и в архитектуре сложность, но нет ли здесь подгонки под некую схему? И тут встает другой вопрос: насколько эта самая совокупность эталонных характеристик стиля выражает «дух эпохи», менталитет и мировоззрение*. Неоспоримо одно: стиль, как социокультурный конструкт может выражать и выражает зачастую представления «знатоков» о «духе эпохи» и всем прочем вышеупомянутом.


Гораздо сложнее дело обстоит со стилями, которые с архитектурой связаны слабо. Из исторических «полубольших» следует упомянуть маньеризм и рококо. Рококо я оставлю на потом, а про маньеризм поговорим сейчас.
Итак, что такое маньеризм? С этим вопросом связан другой: когда маньеризм выделили в отдельный стиль? Ответ на второй вопрос известен: произошло это по историческим меркам не так давно, в первой трети 20 века, когда этот термин ввели в обиход В. Вейсбах, Н. Певзнер, м. Дворжак. Это если говорить про маньеризм, как про стиль. Но сам термин употреблялся и раньше, он восходит к 17 веку, и является негативной характеристикой для творчества «эпигонов» Микеланджело и Рафаэля. Забавно, кстати, что в советском искусствознании слово «эпигоны» употреблялось на полном серьезе. Но можно ли крупнейших маньеристов (в первой тройке, ИМХО, Понтормо, Пармиджанино и Бронзино) назвать чьими-то эпигонами? Этак и Рафаэль – эпигон Перуджино.
И все-же позиция советских искусствоведов по проблеме маньеризма мне ближе, нежели та, что возобладала в искусствоведении западном, и господствует доныне. Советские жопой нутром почуяли, что маньеризм – это формализм, а потому явление «классово чуждое». И мне, разумеется, соблазнительно, видеть в маньеристах, включая вышеупомянутую троицу формалистов, т.е. сторонников «чистого искусства». Но считали ли они сами себя таковыми: вопрос сложный и едва ли разрешимый. Ибо по сохранившимся от них записям сложно судить об их воззрениях на искусство. Понтормо так вообще писал, как он рыбу кушал…
Если отечественное искусствознание считало маньеризм этаким извращением, то западное пошло по другому пути, и по чисто хронологическому принципу относит к маньеризму творчество всех европейских художников, начиная с 1520-30-х гг. и до конца 16-го столетия. Еще можно понять, когда маньеристами называют Вазари и Тинторетто, например, к ним же причисляют всех скопом, Веронезе, например, а также не итальянцев (Брейгеля). WGA, например, относит к ним даже Морони.


Если в живописи и скульптуре можно выделить ряд визуальных признаков, характерных для маньеристов (S-образные линии, удлиненные фигуры и т.д.), то вот применение этого термина к литературе и музыке, приводит к тому, что хронологические рамки понятия расширяются почти безгранично. Е.В. Головин относит к маньеристам и Оскара Уайльда и Игоря Северянина. Как тут про "Орден куртуазных маньеристов" не вспомнить.
Что такое маньеризм в архитектуре – мне тоже не очень понятно. Сюда относят и Палаццо дель Те и Галерею Уффици и палаццо Цуккари с маскаронами – явления очень различные, к тому же имеющие мало общего с маньеристической живописью. Существует также тенденция называть маньеризмом европейскую архитектуру 16-17 вв., использовавшую ренессансные элементы в сугубо декоративном ключе.
Пока хватит. Про маньеризм продолжу, там уже по отдельным пунктам.



P.S. Решил поступить по-маньеристски и проиллюстрировать текст не особенно с ним связанными, но зато красивыми гравюрами Ж. Белланжа.
См. также
Tags: 16 век, 17 век, архитектура, графика, живопись, искусство, маньеризм, стили
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment