tito0107 (tito0107) wrote,
tito0107
tito0107

Categories:

Традиционные ценности

В конце XIX века подавляющая часть дел об изнасилованиях женщин и детей в крестьянской среде оканчивалась примирением сторон на сельском сходе: насильник обычно платил какую-то сумму или отрабатывал в семье жертвы. В начале ХХ века дела о насилии в деревне перешли в уголовные суды, и крестьяне – особенно за растление детей – стали получать уже реальные сроки.

С началом реформ Александра II власти стали тщательнее фиксировать половые преступления в крестьянской среде (ранее нередко «расследование» и «суд» в отношении крепостных проводил помещик). Число таких преступлений, зарегистрированных полицией, составляло в среднем в год: в 1874-1883 годах – 1,8 тыс.; в 1884-1893 – 3,1 тыс.; в 1894-1905 – 9,7 тыс.


В дальнейшем рост продолжился. В 1909 г. было 12,662 преступления "против женской чести и половой неприкосновенности", в 1913 - 16,195. Видим девятикратный рост примерно за 35 лет. Как же обстояли дела в действительности?
С одной стороны, рост изнасилований действительно мог иметь место, что было связано хотя бы с ростом населения Российской империи почти в два раза и с увеличением численности молодежи. С другой стороны, в реальности рост едва ли был столь впечатляющим, просто возросло число обращений в официальные органы правопорядка. Раньше насильника просто побили бы оглоблей, или стребовали бы условных три рубля за обиду. Реальное же число изнасилований в РИ определить очень сложно:

В конце XIX века до судов доходила лишь малая часть дел об изнасиловании женщин. По этой причине данные уголовной статистики вряд ли могут объективно отражать реальную ситуацию. При всей «прозрачности» деревенских отношений факты изнасилования, прежде всего незамужних женщин, часто оставались неизвестными по причине того, что потерпевшие не заявляли властям. А не делали они этого из-за того, что не хотели стать объектом деревенских сплетен, и боялись тем самым подорвать добропорядочную репутацию своей семьи. Был ещё один момент, который их удерживал от заявления о совершенном преступлении: жалоба об изнасиловании требовала последующего медицинского освидетельствования. Такой врачебный осмотр, обыденный для следственной практики, вызывал у крестьянок панический страх. В деревне считали, что «бабе свое нутро пред людьми выворачивать зазорно». Консерватизм взглядов сельских жителей способствовал сокрытию фактов совершённых половых преступлений.

Можно предположить, что в других странах, находящихся на сопоставимом с Россией уровне социального развития картина была схожая.
Для сравнения: "по официальным данным МВД России, преступлений, охарактеризованных как изнасилование или попытка изнасилования, в 2008 году было зарегистрировано 5398, в 2009 году — 4790". Т.е. в 2-3 раза ниже, чем перед ПМВ, при сопоставимой численности населения РФ и РИ. Реальное число изнасилований сегодня, скорее всего, значительно выше, и, возможно, составляет от 30 до 50 тыс. в год.

Думаю, что сто лет назад разрыв между реальным и официально зафиксированным числом преступлений был еще больше. Насколько больше - судить сложно, но, скорее всего, намного.
Tags: 19 век, 20 век, общество, преступность, социометрия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments