Category: образование

Про школу

"Старшеклассник вдруг скатился до двоек и забил на учебу? Родители волнуются и предостерегают: не будешь учиться — пойдешь дворы мести. Но уже поздно, ребята. Учеба перестала быть ему интересной гораздо раньше, просто тогда человек слушался и вас всё устраивало. А к восьмому классу у него появился резонный вопрос: «А зачем мне всё это?» И если мама с папой не могут дать внятный ответ на этот вопрос, не подают примера тяги к знаниям, сами не любят узнавать новое и мало что помнят из школьной программы, просто твердят, что учиться «надо», ребёнок перестает в эту муть верить.

Вообще, школа — место, куда человека, по сути, приводят силком, завлекают обманным путем

Все эти рассказы, что вот он теперь большой, что круто быть школьником, эти дурацкие линейки и торжественные речи… Чтобы человек не разочаровался (а разочарование наступает довольно быстро), важно сделать так, чтобы в школе ему было еще и интересно. И это тоже ответственность родителей".

Отсюда

Collapse )


Анонс

Висит недоделанное дело: уже более недели назад собирался написать про то, является ли салонный академизм стилем, или нет, а воз и ныне там. Всё банально: такие тексты требуют вдохновения, а его нет.
В субботу, в 16:00 буду читать лекцию "Рождение и смерть стиля. Барокко", в которой буду говорить про рождение и смерть стиля барокко и про стиль вообще. (Муниципальная художественная галерея г. Костромы, пл. Мира, д.2)


Фасад базилики Нуэстра Сеньора де ла Мерсед в Лиме.

Плата за обучение в средневековых университетах и другие бытовые подробности



"В Коимбрском университете, старейшем в Португалии, согласно декрету короля Португалии Жуана I, изданному в 1392 году, на факультете права богатые студенты должны были платить профессору за годичный курс лекций 40 либр, студенты среднего достатка — 20, а бедные — 10. Десять либр соответствовало 9 граммам серебра. Дневной заработок квалифицированного рабочего в ту эпоху составлял примерно 5–6 либр.

Collapse )

Образвание в Костроме в 1930-е гг.


Студентки рабфака перед зданием Костромского текстильного института. 1932 г.
Здание было построено в 1906 г., в нем разместилось женское епархиальное училище. Ныне здесь областная администрация.

В 1930-х годах население Костромы быстро растет, но в основном, за счет миграции из села и малых городов, а также за счет включения в городскую черту пригородов
1931 г. - 87 590 чел.
1933 г. - 90 700 чел.
1935 г. - 93 200 чел.
1937 г. - 117 682 чел.
1939 г. - 121 325 чел.
День 15 апреля 1931 г. был объявлен "Днём тревоги на фронте ликбеза", в Костроме на тот момент было 7600 неграмотных и малограмотных, 6473 из них было охвачено учебой. К январю 1932 г. на предприятиях города было зарегистрировано уже только 510 неграмотных, из которых обучались 379 человек. Но из села продолжали прибывать мигранты, часть из которых еще "не ликвидировалась", как тогда говорили.Collapse )
Продолжение следует
Начало

Форменное

Запоздало, к первому сентября.
В числе аргументов в пользу школьной формы часто можно услышать, что форма дисциплинирует. Но так ли это?
Помнится, в знаменитом сериале Пуаро говорил Гастингсу, что если бы тот носил стоячие воротнички, а не отложные то по своей наблюдательности не отличался бы от самого Пуаро. Нет ли здесь причинно-следственной путаницы? Collapse )

О распределении

Часто приходится слышать от сторонников распределения после вуза, что таким образом выпускники получат работу, которую им сложно найти.
Но если у нас излишек специалистов по какому-то профилю, это означает лишь то, что число мест вузах по данной специальности надо сокращать. Если же дело в том, что специалисты не желают ехать туда, где в них есть нужда, то и тут только два пути, оба вполне очевидны:
- создавать для специалистов такие условия, чтобы они хотели ехать;
- целевой набор.
Напомню, что по Конституции РФ каждый имеет право на бесплатное высшее образование в государственном (или муниципальном) вузе, или на предприятии (на конкурсной основе), а принудительный труд запрещен.
Напомню, что принудительный труд может быть и оплачиваемым.

Грамотность в Европе раннего Нового Времени

"Возможно ли измерить прогресс письменности внутри западных обществ? Для этого историки подсчитали личные подписи в приходских и нотариальных, фискальных и юридических документах, чтобы установить соотношение между теми, кто мог расписаться, и теми, кто не мог. После долгих споров и колебаний был достигнут консенсус: процент тех, кто был способен написать свое имя, (крайне) приблизительно соответствует уровню знакомства с письмом отдельно взятого общества, но не может служить мерилом его реальной компетентности в этой сфере. При Старом порядке детей сначала учили читать и лишь потом (и гораздо меньшее количество детей) писать, а значит, все, кто умел подписываться, умел и читать, но не все умевшие читать умели подписываться (не обязательно, кто-то мог просто выучить написание своего имени - Tito0107). Кроме того, среди подписывавшихся отнюдь не все действительно владели письмом: для одних умение поставить подпись было финальной стадией их обучения; другие были обучены письму, но, за неимением практики, утратили этот навык, сохранив лишь способность написать свое имя. Парадоксальным образом, по отношению к раннему Новому времени умение поставить подпись является показателем того, какая часть населения безусловно умела читать. При этом невозможно сказать, какая доля этих «читателей» умела писать; и нельзя оценить всю совокупность умевших читать, поскольку какое–то их количество (не поддающееся учету) не умело подписываться. Все сказанное не отменяет ценности тщательных подсчетов процентного соотношения подписей в разные эпохи и в разных местах. Но надо понимать, что в результате мы получаем макроскопические и гетерогенные культурные индикаторы, не обозначающие точного уровня распространения умения писать (реальный показатель которого более низок) или умения читать (реальный показатель которого более высок)

Collapse )

Источник - "История частной жизни. Т.3