Category: общество

Продолжительность жизни в России в XVIII веке


"если верить данным этого исследования, в XVIII веке Россия (по крайней мере Московская область) не особо отставала от других европейских стран, но в XIX веке отставание усилилось, поскольку смертность в Западной Европе значительно понизилась, а в России сохранилась примерно на том же уровне".

О богатых крестьянах

На Дзене обсуждали, хорошо, или плохо жили крестьяне до революции. Вот, одна дама пишет:

В семье моей бабушки тоже был и журнал "Нива" (а не "Нева") и другие книги и фарфоровый графин 1830-х годов и другие тому подобные вещи. Догадываетесь, откуда это взялось? Правильно, из усадеб, которые покинули помещики после 1917 г. И бабушкина семья не была исключением.
Впрочем, глобальных выводов делать не буду, может предки этй женщины действительно ездили из ярославской деревни в московскую аптеку, или выписывали оттуда склянки с лекарствами... И то, что эти склянки хранились до 1998 г., тоже показательно (ибо и это - далеко не исключительный случай).

Нет надежды выйти замуж за принца...*

Эдо (Токио) в начале 19 в. - 10 млн?

В.М. Головнин пишет, что японцы оценивали численность населения Эдо (в 1811-1813 гг.) в более чем 10 млн. человек, а протяженность столицы - в 30 с лишним верст. Одних только пожарных в столичном городе по их словам было 48 тыс., а свита одного даймё составляла 60 тыс. человек.
Сам Головнин к сведениям до десятимиллионном населении столицы относился с долей скепсиса. Он же отказывался оценить, хотя бы примерно, все население Японии и смеялся над путешественниками, которые, побывав в одном людном городе давали заключение о населении всей страны.
Но меня больше интересует, верили ли сами японцы в столь огромные цифры (в действительности, скорее всего, население Эдо было около миллиона (к этой цифре оно приблизилось уже в начале 18 в.)? Может, они сознательно дезинформировали русских пленных?
А может, и нет. В старые времена люди вообще были склнны к преувеличениям, в том числе и в демографических оценках. Вот, например, дон Хуан Персидский очень сильно завышал численность русских и персидских городов за 200 лет до этого.

Про убийства

Я редко пишу на злободневные темы, но тут не мог удержаться - взволновало. Это я про Олега Соколова. Конечно, никто не может считаться виновным до того, как суд вынесет приговор (sapojnik замечает, что непонятно, где у нас взять суд), так что все, что сказано ниже - чистая теория.
Я почти не знал, кто такой Соколов, даже не помню, читал я у него что-нибудь, или нет. Видел пару видео, что-то слышал, что один из основоположников реконструкторского движения в России. Внешне он особой симпатии не вызывал, впрочем, Понасенков вызывает симпатию еще меньше.
Среди произведений Агаты Кристи на меня в свое время сильное впечатление произвел роман "Занавес", хотя это не лучшая её вещь. Там интересна мысль, что никто не застрахован от совершения убийства и опровергнуть это сложно. Это и страшно. Конечно, постфактум легко сказать, что у убийцы давно были проблемы с психикой, но что же заранее "соломки-то не подстелили", если такие умные?
В общем, берегите себя!

Древние люди юга России


Неандертальцы жили в Крыму чуть ли не до конца верхнего палеолита, и тогда же, в верхнем палеолите люди (Сапиенсы Сапиенсы) уже научились ткать ткань (все это вроде бы слышал, но подзабыл). Так что чисто теоретически неандертальцы могли ходить в тканых рубашках и капюшонах))

Про сильфид и чучел

"Уже и в прошлом году была на выставке у передвижников милая вещица г-жи Шанкс: "Старший брат". Но на нынешний раз она прислала картинку, в которой еще более грации и правдивого выражения. Она называется "Новенькая", и дело происходит в женском пансионе, в классной комнате. Только что вошла новенькая воспитанница, ее обступили другие девочки с любопытством и немножко по-инквизиторски, но она не испугалась, она не плачет еще, а только ей уже неловко и затруднительно, ее маленькое личико глядит нерешительно и удивленно на этих неизвестно кого: врагов или будущих друзей. Еще одна девочка, зажав пальцами уши, никуда по сторонам не глядя и уткнувши локти в стол, упорно долбит, в последние минуты перед уроком, самую трудную страницу".
В.В. Стасов. На выставках в Академии и у передвижников. 1892


Collapse )